КАРДИНАЛЬНЫЕ ПРАВА 1768 года

Библиотека сайта  XIII век

КАРДИНАЛЬНЫЕ ПРАВА 1768 ГОДА

К началу XVIII века Польша представляла собою, по существу, слабо связанное объединение отдельных воеводств. Политические порядки, царившие в польском государстве, стали тормозом развития экономики и культуры страны. Особенно ярко отрицательная роль процесса децентрализации стала сказываться во второй половине XVIII века в связи с развитием капиталистического уклада в экономике страны, начавшимся в этот период. Развитие производительных сил и капиталистических отношений, с одной стороны, и отрицательные последствия политической и экономической раздробленности для дальнейшего существования польского государства — с другой, привели к тому, что часть магнатов и шляхты стала стремиться к политическим преобразованиям в Польше. Однако, боясь революционного разрешения назревших противоречий, они пошли по пути проведения умеренных реформ.

Первые попытки проведения реформ относятся к 1763—1764 гг.— периоду “бескоролевья”, наступившему после смерти Августа III,— и связаны с именем магнатов Чарторыских. Князья Чарторыские, организовав вокруг еебя сильную партию единомышленников, добились принятия на конвокационном сейме (Конвокационным сеймом назывался сейм, собиравшийся после смерти короля для организации созыва избирательного (элекцийного) сейма, который должен был выбрать нового короля) 1764 года ряда реформ, наиболее существенными из которых были ограничение liberum veto при решении на сеймах вопросов экономического характера, учреждение общегосударственных финансовых и военных комиссий, ликвидация судебной власти шляхты над горожанами и др. Несмотря на то, что эти реформы являлись хотя и робкой, но необходимой попыткой несколько усилить центральную власть в польском государстве, их результаты сказывались недолго. Шляхта ожесточенно сопротивлялась проведению реформ в жизнь, так как в ограничении liberum veto усматривала покушение на свои вольности, а городское сословие еще не выступило на арену политической борьбы.

Значительную роль в борьбе с реформами сыграла поддержка, оказанная реакционной шляхте царской Россией.

Предлогом для вмешательства во внутренние дела Польши со стороны России послужил так называемый диссидентский вопрос, то есть вопрос об уравнении в правах христианннекатоликов с католиками (Подробности см. “История Польши”, изд-во Академии наук СССР, 1954, т. I, стр. 318 и сл).

В результате этого вмешательства Россия заключила с Польшей договор в феврале 1768 года в Варшаве об уравнении диссидентов в правах с католиками. Одновременно были выработаны так называемые “Кардинальные права” с подтверждением и закреплением основ существовавшего строя феодальной Польши. Под гарантией России “Кардинальные права” Речи Посполитой объявлялись нерушимыми. “Кардинальные права” закрепляли избираемость королей, незыблемость liberum veto, шляхетские привилегии, неприкосновенность личности шляхтича, исключительное право шляхты занимать государственные должности и т. п.

Новым в “Кардинальных правах” было лишь то, что шляхта лишалась права приговаривать к смертной казни крепостных крестьян. Господствующий класс пошел на такую уступку перед угрозой развившегося в то время на Украине антифеодального движения (так называемой колиевщины).

Как Варшавский договор о диссидентах, так и “Кардинальные права” были утверждены Чрезвычайным сеймом 1768 года.

Ниже приводится перевод выдержек из “Кардинальных прав” из указанного сборника — J. Sawicki, t. I, cz. 2, str. 22 и сл.


[Извлечения]

ОСОБЫЙ АКТ ВТОРОЙ

...Светлейшая Речь Посполитая Польская, желая раз навсегда обеспечить форму своего господства и свободы путем определения своих кардинальных (основных) прав, никогда не могущих быть измененными, и положений, которые впредь могут быть изменяемы только единогласно на свободных сеймах, устанавливает следующее.

КАРДИНАЛЬНЫЕ ПРАВА

(LEGES CARDINALES)

I. Власть законодательства Речи Посполитой, доныне пребывающая в руках трех ее станов (Сейм рассматривался как триединый, состоящий из трех станов: короля, сената и посольской палаты (избы), где заседала шляхта), а именно: королевского, сенаторского и рыцарского, должна оставаться нерушимой навсегда и эту власть не может присваивать себе или пользоваться ею ни каждый без других двух, ни два без третьего, а поэтому один стан без согласия других двух или два стана без третьего никогда не должны передавать, закладывать, менять или продавать владения и земли Речи Посполитой, как поместья, принадлежащие королевскому трону, духовным и светским; исключение составляют (периоды) бескоролевья, когда власть пребывает в руках двух станов, и (тогда) что эти два стана установят единогласно в становых вопросах и большинством голосов в вопросах распоряжения поместьями и владениями, а также в вопросе о назначении срока созыва и продолжительности сейма для выборов короля и назначении дня, когда король должен быть выбран, будет иметь силу, как если бы это установили все три стана.

IV. В соответствии с кардинальным правом Речи Посполитой, согласно которому с момента принятия господствующей святой Римской веры польский трон занимали только римские католики, (выраженным в конституции 1669 года (Эта конституция была принята сеймом при избрании королем Михаила Вишневецкого), и объявляя его нерушимым, закрепляем (его) на вечные времена: чтобы впредь королем польским мог быть не кто иной, как только римский католик по рождению или по призванию (крещению);...

V. Хотя до сих пор польские короли выбирались свободными голосами на собрании Речи Посполитой, и Его Величество Светлейший король Станислав Август, счастливо правящий, был посажен на польский престол из гущи народа с общего согласия Речи Посполитой, и который pacta conventa (Pacta conventa — соглашения, заключавшиеся на избирательном сейме между шляхтой и новоизбранным королем) в верности которым он дал присягу, точно соблюдает и, следовательно, с его стороны впредь не следует опасаться нарушения указанных свободных выборов, однако поскольку эта свобода выбора сама о себе заботиться не может, наиторжественнейшим образом заявляем и подтверждаем, чтобы свободное единогласное избрание королей оставалось навсегда в своей полной силе и чтобы никогда, ни под каким предлогом не могло быть введено и допущено наследование польского престола.

VI. Шляхетская вольность достаточно гарантирована Статутом Владислава Ягеллы и конституциями Речи Посполитой. Желая сохранения этих гарантий, ни Его Королевское Величество король, счастливо властвующий, ни его преемники, ни их должностные лица и никто из достигших власти не могут, по словам упомянутого статута, схватить землевладельца за преступление или проступок, если до этого не будет надлежащими доказательствами перед соответствующими судьею подтверждена его виновность. Однако защитой права не должны пользоваться всякие убийцы, уличенные in recenti crimine (на месте преступления), причем срок для их задержания согласно старинным правам устанавливаем в один год и шесть месяцев, а также разбойники, и уличенные в краже грабители на дорогах и домов. И, конечно, для обеспечения дорогих каждому жизни и домашнего спокойствия, согласно общим нормам права — invasor a se ipso occiditur (нападающий сам себя убивает), навсегда объявляем такого человека, в отношении которого было достаточно доказано перед надлежащим судом вторжение в дом или насилие на дороге, invindicabile caput (лицом, убийство которого не влечет наказания).

VII. Должности, духовные и светские звания, считающиеся королевскими привилегиями, и королевские пожалования, однажды полученные и спокойно удерживаемые и действительность которых не опровергнута в надлежащем суде, никем, ни у кого, ни под каким предлогом отбираться не будут, а если же к тому будут справедливые основания, то такое отобрание может наступить только на вольных сеймах (Понятие “вольного сейма”, точно не выяснено в польской историко-юридической литературе. По сообщению проф. В. Собоцинского. (См. I. V. Bandtkie “Historia prawa polskiego”, Warszawa, 1850. str 604), считались вольными сеймами те, на которых вопросы materie status (то есть политического строя, налогов и т. п.) решались единогласно) sub unanimitate (при единогласии). Однако земские судьи, городские должностные лица и все subalternae jurisdictiones (подчиненные высшей юрисдикции), на которых (поступают апелляции de male gesto Officio (на плохое выполнение должности) должны будут отвечать в трибуналах et judicatum ich pati (и принять их приговор).

VIII. Права и привилегии провинций, а именно те, с которыми они вошли в Речь Посполитую и которыми пользуются их жители, законно пожалованные, и до сих пор официально действительность которых не оспаривалась, в целостности будут сохранены (соблюдаться). Вельможные канцлеры обоих народов (Польского и Литовского), присягая на должность, обязуются следить за тем, чтобы впредь из народных канцелярий не исходило ничего, противоречащего этим правам...

IX. Торжественно обещаем, что Великое Княжество Литовское, в вечной унии с Короной, а также другие провинции и земли, единое целое с Речью Посполитой составляющие, останутся нераздельным единым целым.

XI. Право шляхетского равенства и права наследования земельных владений, почестей, сенаторского звания, министериалов, духовных и светских должностей и привилегий, городских и негородских староста и аренд должны принадлежать только местной шляхте и никакие титулы не могут их затмить или унизить.

XVII. Liberum veto в вопросах сословий на вольных сеймах должно сохраниться навсегда в его полной силе, и указанные вопросы должны всегда решаться единогласно, сохраняя на вечные времена за каждым из лиц, составляющих сейм, власть (право) воспрепятствовать деятельности сейма в вопросах сословий возражением только одного, заявленным либо в свободной устной, либо в торжественной форме.

XIX. Целостность верховного владения и собственности шляхетского сословия на имущества земель и наследственные владения их подданных согласно статутным правам никогда не может быть отнята или уменьшена. Право жизни и смерти над подданным, однако, не может находиться в руках землевладельца. Если подданный совершит преступление, то его следует передать в земский или городской (В тексте упоминаются два вида городских судов: grodzki и mijeski; в первом судил староста как представитель короля, во втором (существовавшем в городах, пользовавшихся правами самоуправления, так называемым “немецким правом”) судили присяжные (лавники)) суд.

XX. Так как не только божественный закон, но и отечественные народные уставы, а именно: Статут Великого Княжества Литовского в статье первой, разделе 12-м и Конституция 1726 года в главе “Человекоубийство” велят и наказывают, чтобы никто не смел своевольно и дерзко, умышленно и преднамеренно, в надежде на возможность откупиться деньгами проливать человеческую кровь и за голову убитого назначать цену, настоящим торжественнейше устанавливается, что отныне как шляхтич за шляхтича, так и крестьянин за крестьянина должен быть наказан смертью, а если случится, что шляхтич крестьянина не случайно, а злобно, преднамеренно, умышленно убил на смерть, то такой шляхтич должен быть судим в надлежащем суде уже не под страхом уплаты за голову убитого тому, чьим он был подданным, а под страхом уплаты своей собственной головы, причем порядок доказательства, судопроизводства и защиты остается полностью таким, каким он дан в том же Статуте Великого Княжества Литовского и в конституциях сейма. Что же касается ранения, искалечения и повреждения или изувечения какой-либо части тела, то в компетентных судах при разборе этих дел должна соблюдаться наивысшая справедливость в отношении пострадавших, разумность и подлинная суровость судей и судов, так чтобы подобные деяния судились и карались в полном соответствии с характером нанесенных ран и с состоянием лиц, которым (они) были нанесены.

XXI. Так же как права Монаршьи (Jura Majestatica) должны всегда сохраняться, и в соответствии с ними должно иметь всегда место повиновение народа Их Величествам Королям, так в случае, если бы кто-либо из королей нарушил что-либо из народных кардинальных прав или ex pactis conventis, которые он под присягой заключил с тем же народом, нарушил и не захотел бы соблюдать, то тогда в соответствии с порядком, записанным в конституции 1607 года (Согласно конституциям 1607 и 1609 гг. можно было низложить короля силой после безрезультатного троекратного предупреждения.), тот же народ будет свободен от повиновения его величеству королю. Бели же кто-либо станет несправедливо обвинять на сейме его величество короля, то он должен быть судим и примерно наказан в соответствии с конституцией 1609 года.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЛА

I. На вольном сейме нельзя без единогласного разрешения станов Речи Посполитой увеличить или изменить никакого налога, однажды установленного, а также под каким-либо предлогом изменять тарифы (Тарифы, по которым взыскивались налоги с торговцев, ремесленников, православного духовенства и др.).

II. Без единогласного решения на вольном сейме ни от чьего имени и ни под каким предлогом нельзя увеличивать однажды установленного количества войск Речи Поеполитой в какой-либо местности королевства.

III. На вольном сейме без единогласного разрешения станов Речи Посполитой нельзя заключать никакого союза, конвенции, унии, договора о дружбе или торговле с иностранными державами.

IV. Объявление войны и заключение мира могут иметь место на вольных сеймах только при единогласном решении.

XI. Согласно записям старинных прав Речи Посполитой короли не могли покупать земли и владения в государствах Речи Посполитой для своих наследников по крови, и разрешение, данное его королевскому величеству, — счастливо властвующему — in pactis conventis, должно служить только ему самому, и приобретенные им владения должны перейти к его наследникам по Крови, так что если в будущем их величества короли, преемники ныне царствующего наисветлейшего Станислава Августа пожелают совершить такие же приобретения для своих наследников по крови, то они могут это сделать только при единогласном разрешении на вольном сейме.

XII. Народное ополчение Речи Посполитой может быть созвано только властью Сейма и при единогласии во время вольного сейма.

XIII. Никогда никто не должен завладевать какими-либо землями незаконно, т. е. без санкции суда, в юрисдикции которого эти земли находятся, под страхом утраты права предъявлять претензию на земли, на которые было совершено это нападение. Нельзя также самовольно взыскивать по претензиям, вытекающим из залоговых и арендных договоров. Если у какого-либо арендатора кончился контракт или залогодержателю в Короне (королевстве) надлежащая сумма в соответствии с записанным в договоре сроком уплаты — внесена в городе, а в Великом Княжестве Литовском в соответствии с записью — на земле, а если там не будет принята, то — в городе, то он должен оставить имение. Если же потом арендатор или залогодержатель будут иметь какие-либо претензии к землевладельцу или он к ним, то они могут без обращения к апелляции разрешить спор в надлежащем суде, в котором среди всяких других дел должны решаться дела о претензиях по аренде или залогу имений.

XIV. Все вышеописанные дела ни под каким предлогом или толкованием никогда никем не должны решаться по большинству голосов; они должны быть решаемы на вольных сеймах только единогласно.

Этот особый акт второй, будучи гарантирован подписанным сегодня трактатом между его величеством светлейшим королем светлейшей Речи Посполитой польской. с одной стороны, и ее величеством светлейшей императрицей всея Руси, с другой стороны, должен иметь такую же силу, влияние, и быть так же обязателен, как если бы он был дословно вписан в вышеупомянутый трактат. Поэтому он должен быть помещен в ратификационных грамотах обеих договаривающихся сторон. В чем мы, уполномоченные обеих сторон, этот особый акт собственноручно подписали и скрепили нашими Гербовыми печатями в Варшаве дня 24-го по новому стилю, 13-го по старому стилю, месяца февраля года 1768-го.

(пер. К. Е. Ливанцева)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы.  М. Гос. изд. юр. лит. 1961.

© текст - Ливанцев К. Е. 1961
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Медведь М. Е. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Гос. изд. юр. лит. 1961

Химчистка ковров с вывозом и доставкой Москва, химчистка Еврочистка