284

284. “Журнал военных происшествий на левом фланге Кавказской линии с 23 мая по 6 июня 1846 года”.

6 июня 1846 г.

23 и 24 мая. В предыдущем журнале военных происшествий на левом фланге Кавказской линии я упоминал, что по приказанию Шамиля чеченцам предназначен был сбор в Шалях. Часов с 10 вечера 23 мая прибывшие ко мне лазутчики дали знать, что Шамиль не прибыл в Чечню, но что вся партия перед полуднем выступила из Шалей и направилась [511] на Мечик, куда должны были прибыть также конные ичкеринцы, ауховцы и салатавцы. Лазутчики полагали, что движение конницы к Мечику сделано с умыслом, чтобы отвлечь меня, и будто бы настоящее их намерение идти на дер. Старый-Юрт.

Сообщив об этих сведениях по линии, я предписал подполк. Суслову собрать сколько можно казаков в Аджи-Юрт, а полк. бар. Миллеру-Закомельскому велел выступить из Грозной с двумя бат. пехоты и следовать через Старый-Юрт и Новый-Юрт в Уманах-Юрт. Если бы в последнем месте он узнал, что партия спустилась на Кумыкскую плоскость, то полк. Миллер должен был двинуться на Карасу и, проходя мимо Амир-Аджи-Юрта, присоединить к себе казаков подполк. Суслова.

Еще до получения предписания моего 24 мая утром к подполк. Суслову прискакал нарочный из Шелкозаводской с известием, что большая конная партия стоит под Акбулат-Юртом и жители имеют намерение оставить аул. Подполк. Суслов послал туда наличный резерв, велел собраться остальным казакам и согласно полученного от меня предписания направился к Амир-Аджи-Юрту. Здесь он узнал, что партия прошла уже обратно мимо Амир-Аджи-Юрта и потянулась к Качкалыкскому хребту, прикрывая до 400 арб бежавших акбулат-юртовских жителей.

Расчитывая, что полк. бар. Миллер-Закомельский в скором времени может прибыть в Уманах-Юрт и двинуться далее на Кумыкскую плоскость, подполк. Суслов переправился на правый берег Терека и не ожидая остальных казаков с 7 офицерами при 82 казаках погнался за неприятелем, чтобы задержать его.

Отъехав верст 8 от Амир-Аджи-Юрта казаки увидели на курганах неприятельские пикеты, и вместе с тем вся партия обратилась на подполк. Суслова. Пушечные выстрелы, возвещавшие тревогу на Кумыкской плоскости, прекратились, и все скопище неслось на горсть казаков. Между постыдным бегством и честной смертью выбор не затруднителен,, казаки спешились и 1500 чеченцев окружили их. Ни неистовые гики чеченцев, бросавшихся несколько раз на кучку казаков, ни нагайки сотенных начальников и наибов, которыми подгоняли чеченцев, не помогало им; казаки стояли твердо. Потеряв всех офицеров и 54 казака, подполк. Суслов и войсковой старшина Камков остались с 28 казаками и с ними отставной кап. Халстатов, авангардный помещик России, как называют его казаки. Халстатов выскочил на тревогу с казаками из ст. Шелкозаводской и в продолжение [512] всего боя он не переставал шутить и ободрять казаков. Чтобы не расстрелять напрасно патронов, которые почти уже были выпущены, велено было приготовить все пистолеты, как последнюю защиту на верную смерть врагу; выстрелы казаков заметно начали редеть, удары чеченских нагаек усилились, но помощь была близка.

После двухчасового боя к стороне Амир-Аджи-Юрта чеченцы открыли дорогу и от переправы несся зауряд. хорунжий Груняшин с 25 казаками. Вслед за тем к стороне укр. Куринского также раздались чеченцы; оттуда скакало 60 донцов, а за ними следовал подполк. Майдель с тремя ротами пехоты при 2-х орудиях. Чеченцы ушли в горы. Потеря в этом деле с нашей стороны состоит: Гребенского казачьего полка контужен шт.-офицер 1, ранено: обер-офицеров 6, казаков 43, убито 4, Донского № 20 полка ранено казаков б и убит 1. Лошадей Гребенского казачьего полка убито офицерских 8, казачьих 77 и ранено 5; в каждой лошади средним числом было по восьми пуль. Чеченцы потеряли одними убитыми 20 человек и множество раненых,

В 1832 году, недалеко от того места, где теперь дрались герои гребенцы, полк. Волжинский с тремя сотнями был совершенно истерблен. Чеченцы до сих пор хвалятся этим и указывают на место боя. Не похвалятся чеченцы настоящим боем, а внуки теперешних казаков с гордостью могут указать своим детям то место, где подполк. Суслов с 80 молодцами выдержал честный бой и отпраздновал лихую тризну в честь погибших

Полк. Миллер-Закомельский, направленный мною из кр. Грозной, услышал первый пушечный выстрел о тревоге на Кумыкской плоскости будучи в 18 верстах от Умахан-Юрта, и хотя поспешил прибыть в это укрепление, но уже дело чеченцев с казаками было кончено и неприятель был на Качкалыковском хребте и поэтому полк. Миллер возвратился обратно в Грозную.

О действии подполк. Майделя, вышедшего с подвижным резервом из укр. Куринского и имевшего с неприятелем дело, я еще не получил донесения.

Из донесения командующего войсками в Кумыкском владении ген.-м. Козловского видно, что по первым известиям о бегстве акбулат-юртовских жителей направлены были войска из Ташкичи и с лагеря на р. Ярык-Су для преследования неприятельской партии, но они не могли настигнуть чеченцев и не подоспели к делу подполк. Суслова.

Дер. Акбулат-Юрт лежит на правом берегу р. Терека, против ст. Шелкозаводской на прямом нашем сообщении с [513] Кумыкской плоскостью, деревня эта была населена чеченцами, которые в числе 150 семейств бежали в горы, до 60 семейств увлечены были насильственно, а прочие добровольно переселились; но старшина Акбулат-Юртовской дер. Мисоуст Акбулатов остался верным своему долгу и удержал 36 семейств, которые успели во время тревоги прибежать к нему во двор и по общему согласию намерены были защищаться. Наибы не смели с ними драться. Для охранения оставшихся жителей Акбулат-Юрта и чтобы пользоваться прямым сообщением с Кумыкской плоскостью через этот аул, ген.-м. Козловский расположил там одну роту пехоты при одном орудии и устроил там пост из 25 конных кумык.

25 мая. Временно командующий войсками в укр. Воздвиженском подполк. Трих донес, что 18 числа из укр. Воздвиженского была послана колонна в лес за дровами для гарнизона под командою м. Берсенева. При отступлении этой колонны из лесу небольшая партия чеченцев завязала с ариергардом перестрелку, во время которой контужен егерского ген.-адъют. кн. Воронцова полка один рядовой.

Того же числа. Начальник Терской линии подполк. Калугин донес, что 1 числа мая ночью три человека хищников, захватив в ногайских кочевьях 4 лошади, возвращались обратно за Терек, но близ поста Джегского наткнулись на казачий секрет, который, сделав по хищникам ружейный залп, бросился их преследовать. По тревоге прискакала резервная команда казаков и, настойчиво преследуя неприятеля, успела одного хищника схватить в плен, и отбить обратно 3 лошади; прочие же хищники, пользуясь темнотою ночи, скрылись от преследования.

26 мая. Из донесений командующего войсками в Кумыкском владении ген.-м. Козловского видно, что в проезде по Кумыкской плоскости е. с. г. главнокомандующему угодно было приказать ген.-м. Козловскому собрать отряд на Ярык-су для устройства там укрепления. Ген.-м. Козловский 19 числа прибыл на Ярык-су с тремя ротами 1 бат. егерского ген. адъют. кн. Чернышева полка при двух орудиях легкой №7 батареи 20 артиллерийской бригады, взяв в состав отряда по 50 казаков Донского №20 полка, из укр. Куринского и Герзель-аула. Для направления других частей войск ген-м. Козловский сам отправился в кр. Внезапную. 20 числа он выслал из Внезапной 8 и 9 роты без орудия в состав отряда, а 3 карабинерную и 7 егерскую роты послал на фуражировку по направлению к Ярык-су.

В ночь с 19 на 20 Гойтемир, не зная еще, что на Ярык-су находятся войска, собрал партию, как говорят, с намерением [514] отбить скот у байрам-аульцев или бата-юртовцев. Увидев отряд, он в 8 часов утра подошел к лагерю, имея в сборе 300 человек конных, до 600 пеших при одном орудии. После нескольких пушечных выстрелов, с одной и с другой стороны, Гойтемиру дали знать, что две роты пехоты без орудия следуют к Ярык-су. Оставив перед лагерем пехоты, Гойтемир со всею кавалериею и орудием бросился к этим двум ротам, но пехота несмотря на 8 гранат, пущенных к ним, встретила чеченцев молодцами. Между тем подполк. Тиммерман, видя, что Гойтемир сделал нападение на шедшую колонну, оставив в лагере две роты при одном орудии, направил одну роту и сотню казаков с орудием к колонне на помощь. В то же время шт.-кап. Рудоновский, бывший в прикрытии фуражиров, отправив обоз обратно в Внезапную, бросился также на помощь к атакованным ротам. Гойтемир, видя, что со всех сторон сбегаются войска, быстро удалился в леса. Потеря с нашей стороны состоит: ранено егерского ген.-адъют. кн. Чернышева полка нижних чинов 4, контужено 1, Донского № 20 полка контужен казак 1 и убита строевая казачья лошадь 1. Потеря неприятеля неизвестна.

27 мая. Командующий 5-м бат. Дагестанского пехотного полка (бывший линейный № 11 бат.) подполк. Костырко получил приказание следовать в шт.-квартиру полка. 26 числа выступил из укр. Казак-Кичу при одном орудии 11 гарнизонной артиллерийской бригады № 8 роты, имея при себе довольно значительный обоз, тяжело нагруженный. Об этом дали знать в Чечню. На другой день подполк. Костырко, следуя из Закен-Юрта в Грозную, заметил конную неприятельскую партию около разоренного аула Алхан-Юрта, которая спешила занять отрог гор, отделяющийся от Сунженского хребта. Подполк. Костырко поднялся на гору . без выстрела; но едва только он начал спускаться с горы, как из прилегающих балок с обеих сторон бросились на него конные и пешие чеченцы и в то же время они открыли картечный огонь с двух орудий, поставленных на возвышениях по обеим сторонам дороги.

Отразив первое нападение, подполк. Костырко с 5 гренадерской ротой, бывшей в авангарде, очистил себе дорогу к Грозной, и медленно подался вперед. Чеченцы, заметя, что авангард подходит уже к совершенно ровной местности, и не надеясь более удержать голову колонны, обратили все свои силы на ариергард и правую цепь; но все усилия их прорвать цепь, или смять ариергард были бесполезны. Дагестанцы, одушевленные примером храброго своего начальника, уже 20 лет служившегося с честью на Кавказе [515] и давно заслужившего почет между ветеранами Кавказа, и несмотря на две вновь полученные раны, не оставившего своих молодых и неопытных товарищей, дружно и молодецки отражали все нападения. Пять раз чеченцы вынимали свои шашки и пять раз бросались на пехоту, но везде пехота выбегала к ним навстречу, а подполк. Костырко с костылем был всегда впереди.

Потеряв много убитыми и ранеными, чеченцы, наконец, ограничили свои действия одним только артиллерийским огнем, но заметив, что из Грозной несутся казаки и за ними следует пехота, чеченцы немедленно бежали за Сунжу. Бой продолжался два часа, в продолжение которого мы понесли следующую потерю: ранены Дагестанского пехотного полка подполк. Костырко и прап. Бобровский, нижних чинов убито 4, ранено 37, контужено 17; 11 гарнизонной артиллерийской бригады № 8 роты убит 1, контужено 3. 20 артиллерийской бригады легкой № 7 батареи убит фельдшер 1. Лошадей: 11 гарнизонной артиллерийской бригады № 8 роты убита 1, раненых 2, частных лиц убито 2, ранено 4 и порционного скота убито 7 штук.

Подполк. Костырко с особенною похвалою отзывается о поруч. Борондукове, подпоруч. Дьяковском и прап. Квичинском.

По сведениям лазутчиков чеченцы потеряли около 40 человек убитыми и ранеными.

28 и 29 мая. Не получено никаких донесений о военных происшествиях.

30 мая. Не получено никаких донесений о военных происшествиях.

31 мая. Получены донесения ген.-м. Козловского: 1. о действиях командующего подвижным резервом укр. Курин-ского подполк. Майделя и 2. о действиях отряда войск, собранных на Ярык-су.

1. 24 числа подполк. Майдель увидел дым пушечных выстрелов на Сухом посту, а потом в Амир-Аджи-Юрте, выступил из укр. Куринского с одним бат, пехоты, сотнею казаков при двух орудиях, по направлению Умахан-Юрту. Пройдя верст 10, он увидел на курганах неприятельские пикеты: казаки, посланные для открытия неприятеля, увидели огромную конную партию, и едва подполк. Майдель успел подбежать к казакам с пехотою, как вся партия завязала с ним перестрелку.

Между тем в укр. Куринском открылась сильная кононада; неприятель выдвинул против башни одно орудие и на всех высотах показалась пехота. Подполк. Майдель, видя [516] что вся конная партия подошла уже к Качалыковскому хребту, и не видя более возможности нанести вред неприятелю, поспешил обратно в укр. Куринское. Вся конница бросилась его преследовать и чтобы отражать их дерзкие натиски под-полк. Майдель, пройдя верст 5, услыхал вновь сильный ружейный огонь по направлению из Амир-Аджи-Юрта. Он повернул туда и нашел подполк. Суслова с горстью храбрецов, окруженного всею толпою, которая при его приближении поспешно начала отступать в горы. В перестрелке с неприятелем с нашей стороны ранено 3 казака Донского № 20 полка.

2. Того же 24 числа, в два часа пополудни, в отсутствие ген.-м. Козловского, который отправился в дер. Акбулат-Юрт, партия конных и пеших, с орудием (вероятно возвращаясь по домам с общего сборища) завязала перестрелку с передовыми пикетами, высланными из лагеря на Ярык-Су. Кавалерия, с орудием, подскакав довольно близко к лагерю, бросила туда несколько гранат; подполк. Тиммерман выдвинул против нее две роты пехоты с одним орудием, а неприятель отступил.

25 мая. Для прикрытия вырубки леса на правом берегу р. Ярык-су был выслан из лагеря бат. пехоты. В 9 часов утра по обеим сторонам реки показался неприятель; завязав на правом берегу перестрелку с батальоном. Гойтемир с левой стороны выдвинул орудие против лагеря. Батальон возвратился на позицию. Гойтемир, соединив всю партию на правом берегу, выдвинул пехоту с орудием против лагеря, а с кавалериею остался на возвышенности. В это время прибыл в Внезапную из Чир-Юрта подполк. Косоротов с сводным бат. из двух рот Апшеронского и двух рот Дагестанского пехотных полков, сотнею казаков донского №28 полка при двух горных орудиях. Услыхав выстрелы в лагере на р. Ярык-су, подполк. Косоротов двинулся туда. Гойтемир, заметив следование подполк. Косоротова, всею массою двинулся против него и в 6 верстах от лагеря на Воровской балке завязал с ним перестрелку. Подполк. Тиммерман в то же время выслал из лагеря три роты егерского ген.-адъют. кн. Чернышева полка с одним орудием под командою кап. Кириленко. С приближением кап. Кириленко Гойтемир немедленно отступил. В этот день потеря наша состоит: егерского ген.-адъют. кн. Чернышева полка убит обер-офицер 1, ранено нижних чинов 4, контужено 3; 20-й артиллерийской бригады легкой №7 батареи контужен фейерверкер 1; Донского №28 полка контужен казак 1 и ранена казачья строевая лошадь. 1. Ген.-м. Козловский, прибывший накануне в лагерь, с рассветом [517] отправил обратно в Внезапную сводный бат. с двумя горными орудиями, удержав при себе сотню Донского №28 полка, потому что пикеты неприятельские, видимо, начали усиливаться.

Чтобы иметь возможность располагать всею подвижною артиллерией при движениях войск, ген.-м. Козловский сделал распоряжение, чтобы из Внезапной были доставлены в лагерь крепостные орудия: полупудовый единорог, 12-ти фунтовая пушка, двухпудовая мортира и кегернова морка.

Из сведений, получаемых через лазутчиков, ген.-м. Козловскому было известно, что Гойтемир расположился в Аджи-Гирей-Юрте, не более 4 верст от лагеря нашего на правом берегу Ярык-Су. Беспрерывные покушения Гойтемира, то на лагерь наш, то на колонны наши, дали возможность недоброжелателям распространить слух между кумыками, что войска в лагере атакованы и стеснены, что Шамиль собирает все силы и направляет их для истребления отряда нашего, и вследствие этого жители оставили полевые работы, и, не смея выпускать далеко скота, держали его по близости деревень, отчего стеснили пастбища свои. Эти слухи, распространяемые между жителями, были также сообщаемы через лазутчиков ген.-м. Козловскому, который, желая положить им конец и предупредить неприятеля прежде, чем он соберет свои силы, решился атаковать Гойтемира. Послав в Баташ-Юрт за двумя орудиями Донской казачей № 1 батареи, и в ожидании артиллерии и снарядов из кр. Внезапной ген.-м. Козловский с утра выдвинул пехоту на позицию и занялся вырубкой леса. Неприятель вел значительную перестрелку с казачьими пикетами. Около полудня человек сто неприятельской конницы сбили наши пикеты. Ген.-м. Козловский выдвинул из лагеря 9 рот егерского ген.-адъют. Чернышева полка с тремя орудиями. Толпы конных неприятелей усиливались, и между тем, как они забавлялись перестрелкой с нашей пешей цепью, ген.-м. Козловский выстроил за пехотою казаков двумя эшелонами, присоединив к казакам орудие Донской № 1 батареи, только что прибывшие в лагерь; ген.-м. Козловский повел казаков в атаку, приказав пехоте поддержать эту атаку. Донского казачьего №28 полка войсковой старшина Бирюков с первым эшелоном выскочил на последний уступ к Аджи-Гирей-Юрту, неожиданно стал над станом Гойтемира; второй эшелон с орудием был остановлен на другом уступе. Свежая конница неприятеля приняла бегущих; пехота его быстро бросилась занимать леса и овраги во фланге казаков. Ген.-м. Козловский приказал первому эшелону отступить. Неприятель по обыкновению насел на отступающих; пехота [518] наша показалась на втором уступе, ген.-м. Козловский приказав подполк. Тиммерману с одной колонной занять левую высоту, кап. Кириленко с другою колонною расположится на том уступе, где стоял второй эшелон казаков, направил этот эшелон в подкрепление отступающим. В этой схватке под войсковым старшиною Бирюковым убита лошадь, который тут же заменил ее неприятельскою. Ободряемый отступлением казаков и видя несколько порубленных казачьих лошадей, Гойтемир воспользовавшись изрезанною местностью и перелесками, приказал своей пехоте забегать во фланги и в тыл, занимаемой нами позиции, вероятно ожидая, что и пехота станет отступать, но ген.-м. Козловский, собрав и устроив казаков позади пехоты и присоединив к себе две роты Подольского егерского полка, прибывшие из Внезапной с гарнизонной артиллерией и снарядами, повел общую атаку. Через четверть часа уже на поле битвы не осталось ни одного неприятеля. Значок Гойтемира и 20 трупов остались в наших руках. Гойтемир один без всякой помощи уносился от кумык и казаков по левому берегу Ярык-су, но лихой конь вынес его, и он спасся. Пешие ауховцы, так дерзко забегавшие во фланги наши, были частью изрублены казаками, частью штыками сброшены с обрывов. В Аджи-Гирей-Юрте найден запас чуреков, балаганы и сакли зажженные. Ген-м. Козловский с большой похвалой относится о всех чинах отряда. Потеря наша состоит: егерского ген.-адъют. кн. Чернышева полка ранен обер-офицер 1, нижних чинов 10, контужено обер офицер 1, рядовой 1; Донской казачьей №1 батареи контужен обер офицер 1, ранено нижних чинов 2; Донских казачьих №20 полка ранено казаков 2 и контужено 2; №28 полка ранен обер-офицер 1, казаков 3 и контужен 1. Лошадей 20 артиллерийской бригады легких батарей №5 убита 1, №7 ранена 1; Донской казазьей № 1 батареи убито 1; Донских казачьих полков №20 убита 1, ранено 2, №28 убита 1 и ранено 5, и под штаб горнистом егерского ген.-адъют. кн. Чернышева полка убита 1.

27 мая ген.-м. Козловский отпустил сотню Донского №28 полка обратно в Чир-Юрт.

31 мая лазутчики дали мне знать, что Гойтемир после поражения при Аджи-Гирей-Юрте приглашал Талгика, Саибдулу и Атабая собрать партии и прибыть к нему, но получив отказ, отправился к Шамилю, и будто бы Шамиль приказал немедленно всем собраться, объявив при этом, что он сам прибудет в Аух. Я поручил одному лазутчику сходить в Ведено и узнать, справедливы ли эти сведения.

1 июня. Посланный лазутчик, возвратившись, объявил [519] мне, что Шамиль выехал из Ведено, но неизвестно куда. Чеченцам назначен был общий сбор в Шалях, по слухам они должны были идти в Аух.

Предписав полк. Миллеру-Закомельскому прибыть в кр. Грозную с двумя бат. пехоты при двух орудиях, я велел вместе с тем прекратить покос в Грозной.

2 и 3 июня. Я получил сведение от лазутчиков, что Талгик и Саибдула отправились с конными в Шали, и в то же время получил донесение ген.-м. Козловского, что в Ауховском владении собрались уже гумбетовцы и салатавцы. Приготовив к движению три бат. пехоты при четырех орудиях, я ожидал сведений о Шамиле, но не получив оных, 3 июня а два часа утра выступил из Грозной, через Новый Юрт к Умахан-Юрту, куда приказал прибыть также подполк. Суслову с казаками и с двумя орудиями. Не доходя Уман-Юрта, я получил сведение от своих лазутчиков, что Шамиль ездил в Цонтору, и что в Ауховском владении нет никакого сбора.

Причина же повсеместных сборов была следующая: Шамиль действительно имел намерение собрать партию из Ауха, но когда ему дали знать, что местность около Ярык-су уже довольно расчищена, и что отряду нельзя нанести большого вреда, то он отказался от своего намерения, тем более, что он хочет воспрепятствовать постройке укрепления при Бурту-нае. Между тем, как уже сбор везде был назначен, то он послал Джемал-Эддина в Аух, на Мичик и в Шали спросить жителей, не имеют ли они жалоб на своих наибов, и все справедливые жалобы приказал удовлетворить на месте.

Получив эти сведения, подтвержденные донесением из Грозной, что Саибдула возвратился уже обратно за Аргун, я отпустил казаков.

4 июня. Три бат. пехоты прибыли обратно в Грозную ог Умахан-Юрта.

5 июня. Не получено никаких донесений о военных происшествиях.

ЦГИА, ГР. ССР, ф. 1087, оп. 3, д. 362, лл. 1—8. Копия.

Купить Конвекторы Noirot в Киеве