352

352. Приказ ген.-адъют. Воронцова по Отдельному Кавказскому корпусу о ходе военных действий в Дагестане и северо-западном Кавказе.

1 октября 1850 г.

В недавнем времени на двух противоположных пунктах Кавказа войска наши и грузинская дружина имели случаи вновь доказать свой доблестный и молодецкий дух.

8 мая огромное скопище горцев под предводительством анкратльского и джурмутского наибов быстро спустилась с хребта Акимало к форту Белоканскому, где в то время находились команды: пешей грузинской дружины и охотнической Тифлисского егерского полка под начальством шт.-кап. кн. Кабулова и поруч. кн. Эристова всего в числе до 300 чел. Встреченные мужественным отпором гарнизона форта, лезгины были обращены в бегство по Белоканскому ущелью и преследуемы нашими охотниками на расстояние 8 верст, но здесь храбрецы наши попали на устроенную неприятелем засаду, который обратился против охотников, столпившихся на узкой тропинке над одним из отвесных обрывов горы Акимало, и принял их градом камней с горы и сильным ружейным огнем. [595]

Но команды наши с хладнокровной стойкостью отражали эти нападения и, несмотря на несоразмерность сил и выгоды занимаемой горцами лесистой позиции, сами неоднократно атаковали их в штыки и шашки, и удерживались до тех пор, пока приближение гренадер е. в. Константина Николаевича полка, прибежавших на тревогу из Закатал, не заставило скопище поспешно броситься в горы.

Славное дело это, где горсть охотников, увлеченная храбростью, отразила силы несравненно превосходящие герцев, стоило нам дорого, потерею известного своей храбростью кн. Кабулова, поруч. кн. Эристова и прап. Иванова и до 100 человек убитыми и ранеными милиционеров и охотников Тифлисского полка. Неприятель потерпел огромную потерю, по словам лазутчиков, и считают в числе убитых джурмутского наиба Омара.

Около того же времени в последних числах апреля за Кубанью известный агент Шамиля Магомед Амин собрал многочисленное скопище для вторжения в наши пределы. Располо-жась на реке Пшахе и Белой, он одновременно угрожал всем пунктам нашей Линии. Начальник правого фланга Кавказской линии ген.-м. Евдокимов немедленно принял со своей стороны меры для обеспечения вверенного ему края. Отряду полк. Вакемунда, находящемуся на Уропе и состоящему из 12 сотен кавалерии и 4 орудий, предписано было двинуться на Верянии Тегени, чтобы в случае надобности подать помощь начальнику Верхне-Лабинской линии полк. Ягодину. Сему последнему приказано было собрать летучий отряд из 5 сотен линейных казаков с сборной командой храброго вверенного ему Донского № 38 полка, при двух орудиях в станице Владимирской, с тем, чтобы следить за искушениями неприятеля на вверенном ему участке линии; двум сотням Ставропольского линейного казачьего полка велено было идти на подкрепление полк. Ягодину. Начальник Нижне-Лабинской линии полк. Генинг с 700 казаками должен был охранять нижние станицы по Лабе. Сам ген.-м. Евдокимов с отрядом из 9 рот пехоты, 12 сотен казаков, 6 легких и 1 конным орудием, при тщетных попытках переправиться через Лабу у укр. Темиргоевского, наконец, устроил переправу у ст. Теньгинской, двинулся со своим отрядом за Лабу, чтобы показать темиргоевцам готовность с нашей стороны подать им помощь при первой потребности. Магомед Амин, видя таким образом нашу линию обеспеченной на всех пунктах, решился действовать на живущих в наших пределах бесленеевцев и с этой целью двинул партию к верховьям Лабы. [596]

Ген-м. Евдокимов, оставив часть отряда за Лабой, с остальной быстро двинулся из ст. Теньгинской на верхнюю часть Линии. Между тем полк. Ягодин, узнав о намерениях неприятеля, перешел 4 мая с отрядом к посту Шелуховскому и, уведомленный пикетами о появлении неприятеля на нашей стороне, число коего невозможно было определить по причине густого тумана, двинулся навстречу скопищам Магомед Амина. Внезапно окруженный огромными массами несравненно сильнейшего неприятеля, он спешил казаков и построив их в каре, мужественно отражал все попытки неприятеля.

В то самое время 2 сотни Ставропольского казачьего полка в числе 130 человек, назначенные для подкрепления полк. Ягодина, услышав выстрелы, поспешили из ст. Вознесенской к месту боя, избрав ближайший путь, увидев поражение отряда и увлеченный своим мужеством, казаки под предводительством есаула Максимовича смело врубились в толпы неприятеля в надежде отвлечь его от главных сил отряда. Изумленные горцы после первого момента колебания окаймили кругом горсть смелых, которые дорого продали кровь свою, спешившись и отражая неприятеля, видевшего в них свою жертву. Полк. Ягодин со своей стороны, опрокидывая неприятеля, заставил его, наконец, в сумерках оставить поле битвы; скопища быстро переправились через Лабу. Груды тел наших храбрых, стройно лежавших в куче, свидетельствовали об упорной и мужественной защите их; 13 тел неприятельских и множество лошадей, равно и то, что толпы их быстро отступая не смели их даже атаковать; отделенных от сотен 55 казаков, присоединившись благополучно к отряду, ясно доказывает, как дорого им досталась жизнь наших смельчаков. С нашей стороны убиты: Ставропольского линейного казачьего полка есаул Максимович, сотник Кикнязев и хорунжий 38 Донского полка Петров и 147 нижних чинов; ранено: Лабинского казачьего полка хорунжий Чугусляич и 49 нижних чинов. Полк. Вакемунд по причине сильного ветра не слышавший выстрелов не смог своевременно подоспеть к отряду храброго полк. Ягодина.

Магомед Амин потерял лучших людей и, видя все замыслы свои расстроенными распорядительностью ген.-м. Евдокимова, обеспечившего все пункты Линии и в особенности смелым противодействием отряда полк. Ягодина, распустил свои скопища и просил только через беслинеевцев о дозволении похоронить оставленные им на поле битвы и брошенные при поспешном следовании его, тела своих приверженцев.

Таким образом, и на Лезгинской, и на Лабинской линиях почти одновременно замыслы были уничтожены, и хотя неосторожная отвага наших войск была причиной чувствительной [597] потери, но тем не менее оба эти дела вполне доказали их стойкую неустрашимость и принесли новую славу оружию Отдельного Кавказского корпуса.

Вменяя себе в приятную обязанность объявить по войскам вверенного мне корпуса об этих подвигах, изъявляя мою совершенную признательность начальнику правого фланга Кавказской линии ген.-м. Евдокимову за его благоразумную распорядительность, полк. Волкову и Ягодину, мужественно командовавшим войсками в описанном деле, а равно и всем гг. офицерам и нижним чинам, участвовавшим в обеих встречах с неприятелем.

ЦГИА Гр. ССР, ф. 1087, оп. 3, д. 369, лл. 1—2. Копия.

Мясо гриль в соусе бальзамико.