КЛАРА ХЕДЬИ

ДОКУМЕНТЫ

1

[Разрешение бейлербея Буды, Зала Махмуда, городу Дебрецену 13]

Буда, середина месяца шевваля 971/23 мая — 1 июня 1564 г.

[Жители города Дебрецена, принадлежащего казе города Солнока, пожаловались], “что участились [случаи появления] среди них грабителей и преступников, которые сопротивляются их законам 14, основанным на их грубой и осуждаемой вере, и причиняют городу большой ущерб. Так как жалобщики попросили разрешения на то, чтобы снова применять свои законы для того, чтобы наказывать таких сопротивляющихся и упорствующих, разрешаем им применение их законов, основанных на их глупой вере. Отныне жители указанного города могут применять свои законы для наказания виновных среди них” 15.

2

[Донесение Махмуда будайскому бейлербею 16]

Без указания места и. даты. Лайош Фекете датировал документ 1564 г.

[Автор письма, некий Махмуд, по поручению, купца из города Дебрецена Иштвана Тара докладывает будайскому бейлербею следующее: ранее от адресата (?) пришло указание на то, чтобы спор жителей Дебрецена — купца Иштвана Тара и немусульманского подданного (zimmi) Андраша Деменджи — был расследован согласно священному шариату]. “Согласно высокому приказу Иштван Тар был вызван, и их спор, ведущийся из-за домашних животных, был разрешен в соответствии с предписаниями шариата. Перед этим упомянутый Иштван Тар подвергся избиению со стороны Андраша Деменджи. Этот случай один раз был рассмотрен судом города Дебрецена в соответствии с глупыми нравами [христиан], а потом, так как [приговор] не соответствовал правонарушению, был рассмотрен также и судом, заседавшим в крепости Варад 17. Стороны и там не примирились, поэтому в третий раз дело рассматривал суд при воеводе Трансильвании 18, который Андраша Деменджи признал виновным. Люди злонамеренного короля взы скали 200 гурушей [с Деменджи] и 20 гурушей с Иштвана Тара. Прошло 4 — 5 лет. Стороны пришли на турецкую территорию и здесь продолжали свой процесс. При этом присутствовали люди, взыскавшие 200 гурушей, а также Иштван Тар, и в присутствии знатных людей страны согласно священному шариату их дело было заслушано. 200 гурушей и 20 гурушей, полученные от Иштвана Тара, были присуждены Андрашу Деменджи, но тот уклонился от шариатского суда, и хотя к нему несколько раз были посланы люди с вызовом, он и тогда не [112] подчинился. В конце концов и дебреценские зимми возвратились в свой город. Но и после этого терзания Иштвана Тара не прекратились, снова требуют от него 200 гурушей”.

[Иштван Тар все это хочет сообщить бейлербею и попросил автора письма ему посодействовать].

3

[Письмо будайского бейлербея Искендера о вольностях для города Дебрецена 19]

Буда, начало реджеба 972/2 — 11 февраля 1565 г.

[Жители города Дебрецена из хасса в солнокском санджаке через своего посыльного сообщают о том, что] “участились случаи появления грабителей и нарушителей порядка, которые наносят большой ущерб их городу. Предыдущие будайские паши, наши превосходные великолепные братья, позволили им наказывать таких преступников и выдали по этому поводу благородное письменное подтверждение (temessuk) с печатью. [Жители] просят нас, чтобы на основании этих разрешений мы тоже позволили им судебную деятельность. Посему отныне они могут свободно наказывать подобных нарушителей порядка и преступников по мере [выявления] их виновности”.

4

[Сообщение (huruf) будайского бейлербея Али жителям Дебрецена 20]

Буда, 15 ререджеба 988/26 августа 1580 г.

[Жители города Дебрецена, принадлежащего к солнокскому санджаку, пожаловались на то, что] “их эмины, являясь одновременно и полицейскими (zabit), не прекращают произвола и, хотя на основании шариата нельзя ничего поставить им (жителям Дебрецена) в вину, их постоянно тревожат. Поэтому сейчас они получают бумагу о том, что отныне, если на основании законов шариата им ничего [предосудительного] приписать нельзя, их никто не может тревожить в нарушение священного шариата и высокого закона. А если вмешательство шариатского суда окажется необходимым, пусть они обратятся к постоянному кадию города Солнока, который рассмотрит их дело в соответствии с законом”.

5

[Свидетельство (huссеt) с солнокских кадиев Мехмед бин Искендера и Мехмед бин Фетхулла 21]

Солнок, середина зилькаде 989/7 — 16 декабря 1581 г.

[Жители села Мариалак привезли от Порты солнокскому кадию приказ о том, чтобы суд расследовал нарушение границы их села жителями села Эчег. Последние хотели забрать у них те земли, которые со времен прежних королей принадлежали селу Мариалак. В соответствии с приказом был созван суд в присутствии мирливы Солнока. На суде были представители и землевладельцы (zaim) обоих сел. Представители Эчега не признали своей виновности в нарушении границы, а жители Мариалака показывали полученное ранее свидетельство (huccet), содержащее подробное описание границ. На основании этого, а [113] также на основании присяги десяти жителей суд выносит решение в пользу села Мариалак].

6

[Указ султана Мурада III, адресованный санджакбею Солнока и солнокскому кадию Муслих-эддину 22]

Константинополь, начало зильхидже 991/16 — 25 декабря 1583 г.

[Солнокский кади Муслих-эддин послал своего человека в Порту с донесением, в котором сообщил, что народ города Дебрецена, принадлежащего к солнокской казе], “не обращается к кадию в тех случаях, когда согласно закону он должен произвести раздел наследства, или с другими юридическими делами (ser'le kismetleri ve sair umur-i seri'yeleri vaki' oldukta). Этим они причиняют ущерб не только сиротам, но и снижают доходы моего судебного округа. Мое желание таково, чтобы в делах по наследству они обращались к благородному шариатскому суду”. [Указ призывает санджакбея выяснить обстоятельства дела]. “Если кто-нибудь из жителей города скончается и [среди наследников] окажутся. малолетние или отсутствующие или из совершеннолетних кто-то желал бы разделения наследства, это распределение должно проводиться кадием. Но в качестве налога за раздел наследства (resm-i kismet) он не должен взимать более 15-тысячной доли”.

7

[Письмо будайского бейлербея Синана солнокскому кадию 23]

Буда, середина сафара 992/13 — 22 февраля 1584 г.

[Жители Дебрецена обратились с такой жалобой]: “Наш город расположен близко к враждебной (т. е. не подвластной туркам. — К. X.) части страны, на опасном месте. До сих пор по старому обычаю мы платили определенный налог (birer mikdar virgii viregelmis idik) солнокскому кадию в тех случаях, когда среди нас кто-либо умирал и его наследство не распределялось. Сейчас мы снова хотели выплатить свой налог по старым порядкам, но теперь от нас требуют большую сумму, чем обычно”.

[Бейлербей приказывает кадию не собирать денег свыше установленной суммы].

8

[Свидетельство (huccet) кадиев города Сегеда Халил бин Мустафы и Юсуф бин Ибрагима 24]

Сегед, середина зильхидже 1009/13 — 22 июня 1601 г.

[Представители мясников Сегеда в присутствии венгерских судей 25 города перед шариатским судом рассказали]:. “Наряду со своей основной деятельностью мы выполняем постоянную курьерскую службу, носим письма в города Буду, Эгер, Темешвар и другие места. Из-за этого со времен высочайших завоеваний, кроме десятины, испендже, хараджа и касающихся христиан (dar ul-harb canibine) расходов (hare), никаких повинностей у нас нет. А сейчас [венгерские] судьи города [114] все-таки требуют от нас большего. Когда-то нас, мясников, было 15 нас было достаточно убойного скота, и из доходов, которые превышали нынешние, хватало и на осуществление почтовой службы. Сейчас нас осталось всего шестеро-семеро и скота тоже стало мало. Прибылей у нас нет, и мы еженедельно посылаем своих людей в Буду, Эгер, Темешвар и в другие края. Повинностей у нас много, и расходы возросли. Его величеству падишаху, побывавшему в нашей стране, мы вручили прошение с просьбой в обмен за нашу службу освободить нас от налогового бремени (tekalif-i zimmiye). От него мы получили высочайший указ, по которому, кроме десятины, хараджа и испендже, никакие другие повинности выполнять не обязаны. Сейчас мы просим, чтобы шариатский суд рассмотрел этот документ и предоставил нам письменное подтверждение (temessuk) относительно содержащегося в нем”.

[Суд ознакомился с указом и предписал судьям подчиняться ему 26]

9

[Сообщение (huruf) солнокского санджакбея Мехмеда 27]

Солнок, 1032/5 ноября 1622 — 24 октября 1623 г.

[Город Дебрецен, относящийся к казе Солнок], “в соответствии с султанским указом новому кадию Солнока, который приехал в 1032 г., заплатил 100 гурушей — обычно выплачиваемый откуп налогов за раздел наследства (resm-i kismet bedeli)”.

10

[Сообщение (huruf) солнокского кадия Абдуррахмана городу Дебрецену 28]

Солнок, начало джемази уль-эввеля 1037/8 — 17 января 1628 г.

[Город Дебрецен, принадлежащий к солнокской казе], “из обычного своего налога (virgu), выплачиваемого в качестве откупа налогов за раздел наследства (resm-i kismet), через посредство судьи Яноша заплатил солнокскому кадию 80 серебряных гурушей и отдал примерно 4 локтя зеленой ткани „истамад", одну болванку для изготовления фесок и 4 окка (vakiyej мыла”.

11

[Распоряжение (buyuruldu) будайского бейлербея будайскому кадию 29]

Буда, 29 рамазана 1038/22 мая 1629 г.

[Жители городов Кечкемета, Кёрёша и Цегледа, подведомственных городу Буде, получили разрешение с печатью от турецких властей Буды и от венгерского палатина 30 на то, чтобы венгерских или турецких] “преступников, не имеющих охранной грамоты, передать беям и хакимам, если они из нашей части страны, а если они из безбожников — передать их венгерскому палатину или венгерским капитанам 31. Ну а если такие злодеи не сдаются и их невозможно легко захватить, если они вступят в бой и во время боя умрут, за это [жителей городов] никто не имеет права тревожить. А вы (кадии) от имени священного [115] шариата должны следить за тем, чтобы никто не мог под этим предлогом убивать вместо преступников путешествующих...”

“Они (жители) могут наказывать преступников из города, но не имеют права их казнить на основании вышеуказанного; пусть в таких случаях обращаются к шариатскому суду и к своим воеводам и просят у них разрешения. Вы должны заботиться о том, чтобы жителей [названных городов] никто не тревожил и они могли бы не опасаться преступников. Если они под этим предлогом убьют кого-нибудь из нас, мусульман, называя его преступником, в таких случаях пощады не будет. Они обязательно будут наказаны за это. Но если поймают действительно преступника-мусульманина — пусть они приведут его к нам”.

12

[Ферман султана Мурада IV будайскому кадию 32]

Буда, середина реби уль-эввеля 1039/29 октября — 7 ноября 1629 г.

[Жители городов Кёрёша, Цегледа и Кечкемета доложили, что со времени завоевания обычай был таков, что если в их селах кто нибудь совершал прелюбодеяние (fa'al seni') и ловили виновного мужчину или женщину, то наказание женщин производили воеводы или полицейские (забиты) селений. А если виновным был мужчина, его наказание осуществляли самосудом по их сумасбродным нравам, ставя в известность об этом своих священников. До сих пор воеводы и забиты не вмешивались в дела, касавшиеся наказания мужчин. В последнее время забит названных селений не довольствуется наказанием развратных женщин, а в противоречии с обычаями вмешивается и в дела виновных мужчин. Недавно достоверные свидетели перед священным шариатом доказали”, [что сферы влияния по старым порядкам были распределены вышеуказанным образом. Об этом население трех селений получило от суда свидетельство (huccet) и от самих забитов письменное подтверждение (temesslik) с печатью. Сейчас от будайского дивана просят утверждения этих грамот. Ферман предписывает будайскому кадию расследовать это дело и возвратиться к старой практике].

13

[Письмо бейлербея города Эгера Мехмеда будайскому кадию 33]

Эгер, 3 мухаррема 1046/7 июня 1636 г.

(Судьи входящего в (султанский) хасс города Халаш, который принадлежит к казе Бая, в эгерском диване рассказали, что до сих пор на основании договоренности] “в качестве налога, оплачиваемого в единовременной сумме (ber vech-i maktu'), жители ежегодно вносили 30 000 акче. Половину денежных штрафов (curum ve cinayet) платили в казну города Эгера, а другая часть оставалась им. До настоящего времени они выплачивали свой откуп (kesim) таким образом, но сейчас их эмины, одабаши Мехмед, одабаши Бешир и одабаши Неби появились в будайском диване и подали заявление по поводу получения права на сбор десятины в городе (varos-u mezburu ta sir eyiemek icun), и у них было такое мнение, что, когда реайя оставляют часть штрафных денег, это противоречит закону (kanun). Поэтому сейчас из эминов названных султанских земель (mukataa) одабаши Неби, а из жителей города главный судья Янош Такарош (?), а также Янош Сабо [116] Петер Герич, Петер Ковач, Янюнц Дако, Петер Лайи, Петер Майор и Янош Башо явились в эгерский диван, где обе стороны вступили в спор. Тогда судья города и названные граждане согласились платить десятину из своего урожая, как это предписывают султанские указы и постановления закона; кроме того, они согласились вносить испендже, штрафы, другие налоги и повинности, а также все те налоги, которые должны платить реайя султанских хассов и тимарных владений. При этом в качестве [дополнительного] условия к этому договору они согласились с тем, что, так как город находится на опасном месте, а эмины м уполномоченные ими субаши в случае приезда в город могут оказаться в опасности, с настоящего времени ни эмины, ни их люди и субаши не будут приезжать в город и вступать в него. Они будут обходить также равнины, принадлежащие по дефтеру реайе, и ни в коем случае не будут вмешиваться в их дела. Но когда придет время оплаты десятины, присяжные судьи города (eskut birolan, см. прим. 25) должны передать эминам десятину, испендже, возможные штрафы и все остальные налоги и денежные взносы”.

[Это соглашение было заключено в эгерском диване с уведомлением всех заинтересованных турецких чиновников и с их согласия. Задача кадия города Бая заключалась в том, чтобы следить за выполнением договора и способствовать тому, чтобы эмины и их люди не могли непосредственно вмешиваться в дела города и въезжать на его территорию].

14

[Указ султана Мурада IV Мухаррему, бывшему... 34бейлербею, который ныне в качестве арпалыка владеет солнокским санджаком, и будайскому кадию 35]

Буда, середина джемази уль-эввеля 1047/1 — 10 октября 1637 г.

[Реайя области Ясшаг 36, принадлежащей к хатванскому санджаку вблизи города Солнока, и среди них жители Ясбереня, Ясладаня и других нахлйе доложили,. что] “они являются свободными (от венгерских помещиков. — К. X.) королевскими крепостными 37 враждебного венгерского королевства и по обычаю выплачивают налоги венгерским королям и джизье — исламской империи. Кроме этого, в их дела никто ниоткуда не вмешивается. В последние годы на них нападают грабители (haydu) 38, угоняют их домашний скот и стада, забирают из их домов одежду, продовольствие и другое имущество, [Жители города] обратились к венгерскому наместнику (palatinos, см. прим. 30) с письмом моего благородного сердара и пожаловались ему. В результате этого они получили разрешение с печатью на то, чтобы бродящих без позволения (венгерских] капитанов крепостей грабителей и других подобных преступников общими усилиями уничтожать. Сейчас они обратились к нам с просьбой, чтобы в наказание таких грабителей не. могли вмешиваться ни эмиры, ни воеводы. Поэтому я приказываю: если жители указанных сел, согласно письменному подтверждению (temesslik) с печатью, полученному от наместника, убьют таких самовольных грабителей, не разрешайте ни эмирам, ни воеводам тревожить население этих сел по поводу того, что там был случай человеческой смерти. Но будьте очень осторожны, чтобы под этим [117] предлогом [жители селений] никак не могли применять насилие в отношении мусульман, платящих налоги райятов или путешественников”.

15

[Свидетельство (huccet) кадия города Хатвана Али бин Хасана, выданное одному из жителей Ясбереня 39]

Хатван, 1-й день шевваля 1049/5 февраля 1640 г.

{В селе Ясберень, принадлежащем к крепости Хатван, стало известно] “относительно безнравственных поступков, совершенных женой зимами Альберта Надя, легкомысленной крестьянской женщиной Эржик. Когда янычар из Эгера, Хюсейн Беше, смотритель и эмин султанских владений — хасс — и Диване Мустафа из всадников (faris) Хатвана узнали об этом, Альберт Надь был вызван и надлежащим образом оштрафован. Об этом он получил письменное подтверждение (temes-suk)”.

[Альберт Надь сейчас просит суд выдать свидетельство (huccet) об этом. Он его получил, и теперь по этому делу никто не имеет права его более тревожить].

16

[Свидетельство (huccet) хатванского кадия Али, выданное жителям Ясбереня 40]

Хатван, 12 реби уль-эввеля 1050/2 июля 1640 г.

[Жители города Ясбереня хатванской казы сообщили шариатскому суду следующее]: “В наш город и в окружающие села с враждебной стороны приезжают хайдуки и солдаты-грабители, чтобы воровать коней, одежду и другие вещи. У нас на руках имеется несколько священных указов о том, что мы можем их поймать и наказать и в той деревне, где они пойманы, с разрешения мирливы казнить их. Сейчас мы поймали уличенных в грабеже трех солдат-бандитов, приехавших с враждебной стороны, и хотим казнить их. Просим судебного решения о том, что мы имеем право на это”.

На основании предъявленного разрешения мирливы суд дал позволение на казнь].

17

[Свидетельство (huccet) хатванского кадия Ахмеда, выданное жителям города Ясбереня 41]

Хатван, реби уль-эввель 1052/30 мая — 28 июня 1642 г.

[Судьи города Ясбереня хатванской казы и другие жители города перед шариатским судом изложили следующее]: “Хайдуки и солдаты-грабители, приходящие к нам из страны врага, нападают на наши стада и пастухов, а ночью на наши жилища и грабят наши ценности. У нас на руках имеются высокие указы о том, что, если в городе или его окрестностях мы поймаем грабителя, можно убить его. Сейчас мы получили письменное подтверждение (temessuk) на это от хатванского. санджакбея и на этом основании просим судебное свидетельство (huccet)”. [118]

[На основании предыдущих указов и последнего разрешения санджакбея кади тоже выдает грамоту о праве города наказывать преступ ников].

18

[Отрывки из счетных книг города Надькёрёша 42]

“1638 год.

Тогда же за солдата, который был пойман в то время, когда некие [узники] были освобождены из тюрьмы, мы заплатили воеводе в общей сумме 57 талеров и 40 динаров, что составляет 91 форинт 60 динаров 43. Когда поехали в Буду получать разрешение на то, чтобы венгерским господам дали право повезти [того солдата], с наших людей взяли 30 талеров. Когда три города 44 вели спор с дефтердаром... перед каймакамом, Имре Шомоди (солдата) повезли в Фьюлек 45. Если, и суммировать эти две оплаты, получается, что мы выплатили 102,5 талера.
Жители города Кечкемета заплатили 153, 5 талера и 70 динаров.
Мы, из Кёрёша, заплатили 102,5 талера.
Жители Цегледа отдали городу Кечкемету 60 талеров.
Всего — 265, 5 талера”.

“1646 год.

Во время третьей поездки [в Буду] господин судья за смерть человека из Сенткирая заплатил воеводе 66 форинтов.
При этом слуге заплатил 4, 5 талера.
Писцу и мальчику — 1,5 талера.
Кетхуде — 4 талера.
Трем субаши — 6 форинтов и 60 динаров.
Кадию он заплатил 6 форинтов. За сенткирайского жителя через посредство Мартона Болдижара мы заплатили дефтердару 10 талеров.
В то же время за смерть слуги Иштвана Дарина мой господин судья заплатил каймакаму 66 форинтов.
Слуге того же каймакама — 6 форинтов 60 динаров.
Относительно их смерти он продиктовал письмо к каймакаму и писцу также заплатил 40 динаров.
По тому же делу воеводе заплатил 66 форинтов.
Тому же воеводе в другой раз за неких [умерших] его светлость [судья] заплатил 24 форинта 75 динаров.
В то же время его светлость [судья] заплатил трем субаши 13 форинтов и 20 динаров.
По тому же делу его светлость [судья] слуге воеводы заплатил 4 форинта 95 динаров.
По тому же делу в Пеште его светлость заплатил кадию 15 форинтов 80 динаров.
Слуге кадия — 2 талера.
Палачу его светлость [судья] заплатил 23 форинта 10 динаров.
Всего — 220 форинтов 80 динаров.
Из этой суммы было возвращено 52 талера 70 динаров”.

19

[Ферман султана Ибрагима хатванскому кадию 46]

Буда, середина джемази уль-ахира 1055/4 — 13 августа 1645 г.

[Реайя города Дьёндьёша в будайском диване сообщили следующее]: “В нашем городе разоблачены несколько женщин, известные [119] знанием волшебства. Своей ворожбой и коварством они причиняли ущерб взрослым жителям города и детям. Когда [городские власти] за их явные злодейства наказали их, санджакбей и воеводы требовали без основания больших денежных сумм в качестве штрафа. Поэтому [истцы] просили издать султанский указ о том, чтобы в будущем не допускалось такое беззаконие, противоречащее священному шариату”. [Указ запрещает санджакбеям требовать в таких случаях штраф]. [На оборотной стороне документа венгерская запись]: “15 августа 1645 года. Письмо будайского везира паши Хюсейна о том, что после этого можно изловить и сжечь всех колдуний, суеверных и бесноватых женщин. Причем за это не должны платить ни хатванскому бею, ни кадию, ни другим. Полезное письмо”.

20

[Свидетельство (huccet) хатванского кадия Хюсейна, в ы данное жителям Дьёндьёшпата 47]

Хатвая, начало джемази уль-эввеля 1057/4 — 13 июня 1647 г.

[Санджакбей города Хатвана Ибрагим-хан возбудил дело перед хатванским кадием против жителей Дьёндьёшпата. Он говорит, что, если жители санджака поймают хайдуков и грабителей-солдат и доставят их на вражескую сторону для осуждения, они обязаны по старому обычаю доложить об этом и санджакбею. Он обвиняет жителей Дьёндьёшпата в том, что они не выполнили это обязательство. Представитель жителей утверждает, что село сразу же доложило о появлении вражеских солдат. Обвинение не подтверждается, суд снимает с жителей села обвинение].

21

[Свидетельство (huccet) хатванского кадия Нуха, выданное жителям Дьёндьёша 48]

Хатван, сафар 1059/14 февраля — 14 марта 1649 г.

[Судьи и несколько граждан города Дьёндьёша перед судом заявили, что] “в их городе на агу азабов — охранников города Эгера — Хасана совершили нападение безбожные враги. Из его охраны некоторые были убиты, другие были уничтожены огнем, а остальные — среди них и названный Хасан — были взяты в плен. Будайский и эгерский диван, а впоследствии и ага Мехмед, мютеселлим Хатвана, произвели строгое законное расследование этого дела и установили, что город не мог предотвратить это преступление”. [Об этом они просят и получают ныне от кадия подкрепляющие грамоты и соответствующие подтверждения 49].

22

[Свидетельство (huccet) хатванского кадия Селима, выданное жителям Ясбереня 50]

Хатван, конец шевваля 1061/7 — 15 октября 1651 г.

[Судья города Ясбереня и еще один человек предстали перед кадием города Хатвана и рассказали следующее]: “Трое жителей города совершили несколько злодейских поступков и бесчинств, причем они и [120] раньше совершали много преступлений. Свидетельствуем о необходимости того, чтобы по нашим обычаям они были казнены”. [После расследования суд выдал разрешение на казнь].

23

[Отрывки из свидетельских [показаний, об одной тяжбе в комитате Пешта 51]

1652 год.

[Венгерские представители комитата Пешта проверяют границу между селами Хартьян и Немеди, находившимися на турецкой территории. Они спрашивают у свидетелей, производились ли раньше такие обследования границ.

1) Показания проповедника из Почмедера Михая Леваи... Судьи Хартьяна получили разрешение от предводителей комитата на то, чтобы собрать людей и произвести обследование границы], “турецкие господа приказали, чтобы из городов и сел вызвали людей... И турецкие господа из Буды, вельможи из обоих сел вместе с другими турецкими господами, займами, кадиями, конными и пехотными воинами... все тогда были там, да и люди тех краев, которые были вызваны по приказу господ, всего присутствовало свыше 70 человек”. [Турки и прибывшие позже люди вышли на границу. Обследование проводили турки].

2) “22 июня 1652 года”. [Показания проповедника из Тотфалу, Матьяша Шомоди]: “... жители Немеди много беспокоили хартьянцев из-за соленого озера и прилегающего к нему леса. От турецких господ был получен приказ установить границу. Ими было получено право от венгерских христианских господ и от лиц, ведающих такими дела ми, пригласить своих турецких помещиков и стариков из всех посе лений; все собравшиеся пусть определяют границу...”

24

[Отрьвки, из протоколов кадия города Темешвара]

[1652 или 1653 г. 52]

“Зимми по имени Вук, сын Райко, из жителей села Сентмихай, принадлежащего к казе крепости Темешвара, перед судом возбуждает дело против зиммия Гавико, сына Драдана (?), и рассказывает: "Недавно у меня пропали две овцы и один баран. Сейчас я их нашел среди овец Гавико. Спросите его об этом". Когда его спросили, тот ответил:

„Действительно, я спрашивал своего пастуха, присутствующего здесь Петко, сына Пайа,. как эти овцы и баран очутились среди, моих овец? Тогда Петко сказал, что те принадлежат ему"”. (Двое свидетелей подтверждают заявление пастуха].

[1653 г.] 53

“Зимми по имени Недо, сын Петко, из жителей деревни Доброчи, принадлежащей к казе Липпьг 54, перед священным шариатским судом, предписывающим повиновение, возбуждает дело против зиммия по имени Андриаш, сына Иршола (?), и рассказывает: „Недавно названный Андриаш отрезал мне ухо и поранил меня"”. [Суд допрашивает Андрздаша, и тот признает свою вину].

[1653 г.] 55

[Зимми по имени Радан из жителей деревни Надьёс из казы Чанад [121] скончался. Его дочь сейчас возбуждает дело против старшего брата умершего, потому что тот забрал у нее четырех черных волов и четырех коров и не отдал ей часть из наследства. Обвиняемый с помощью свидетелей доказывает, что девушка забрала у него животных обратно и подарила их, так что у него осталась всего одна корова. Суд запрещает девушке продолжать тяжбу].

[1653] 56

“Зимми Родван, сын Никована, из жителей деревни Теремие казы Темешвар, перед священным шариатским судом возбуждает дело против зиммия по имени Йокша, сына Михаиле, и рассказывает: „Упомянутый Йокша, противодействуя законам, палкой пробил мне голову и поранил меня"”. [Суд допрашивает обвиняемого, и тот признает свою вину].

25

[Письмо чорбаджи города Эгера Касима и эл-хадж Ахмеда к агам города Хатвана 57]

Эгер, 1653 г.

(Названным выше лицам стало известно, что санджакбей Хатвана из-за одного дела приказал заключить в тюрьму жителей Дьёндьёша. Паша Эгера с согласия шариатского суда расследовал это дело, выдал письменное подтверждение (temessuk) о невиновности жителей Дьёндьёша и написал письмо санджакбею 58. От адресатов просят, чтобы они посредничали в освобождении заключенных. В частности, там сказано]: “Недавно из Порога Счастья (т. е. Порты. — К. X.) пришел высокий указ о том, чтобы санджакбей не вмешивался в дела городов, входящих в хассы султана... Вы знаете, что бей не имеет права вмешиваться в штрафы (curum ve cinayet), кроме дел, связанных с убийством (kandan gayri). Он и воеводы, если речь идет о любых спорных делах, должны оставаться в стороне от этого”.

26

[Свидетельство (huссеt) хатванского кадия Абдаллаха, выданное жителям селения Ясбереня 59]

Хатван, 29 шабана 1063/25 июля 1653 г.

“Среди жителей селения Ясбереня хатванской казы пойманы четыре воровки. Чтобы освободиться от их злодеяний, его величество паша Мустафа, защитник крепости Эгера, выдал жителям города распоряжение (buyuruldu) о том, что они могут убить ворующих женщин. В соответствии с этим те были казнены”. [Сейчас жители просят у кадия разрешения на захоронение убитых и получают его].

27

[Свидетельство (vesika) хатванского кятиба Ахмеда, выданное жителям Ясбереня 60]

Хатван, конец сафара 1064/11 — 19 января 1654 г.

[Четыре жителя селения Ясбереня из хатванской казы рассказали следующее]: “Зимми по имени Келемен украл 9 овец. Он был пойман, [122] когда пытался перебраться к противнику. Так как его виновность была доказана, он заслужил законное наказание”.

[От шариатского суда получено разрешение казнить вора на месте преступления].

28

[Сообщение (huruf) будайского дефтердара Османа, направленное жителям города Кёрёша 61]

Буда, 12 реджеба 1067/26 апреля 1657 г.

[Жители города Кёрёша, принадлежащего к султанским хассам], “поймали вора, жителя вражеского города Сечени, на месте преступления. Сейчас они просят разрешения от властей, чтобы в соответствии с их шальными обычаями и предшествующей практикой доставить его для наказания в страну врага”. [Разрешение выдано].

29

[Свидетельство (huccet) хатванского кадия эл-хадж Мехмеда, выданное жителям города Дьёндьёша 62]

Хатван, середина джемази уль-ахира 1071/11 — 20 февраля 1661 г.

[Мютесселим города Хатвана Али-ага рассказал, что вражеский грабитель Михай Варга в ночное время пробрался в храм города Дьёндьёша и оттуда украл церковные принадлежности безбожников — золотые, серебряные и другие предметы на сумму в 10000 акче. Жители города поймали грабителя и нашли у него украденные вещи. Суд расспрашивал судей города, которые по очереди давали разъяснения, к которым добавили султанский декрет и фетву]. “В фетве стоял следующий вопрос: если в село, выплачивающее налог обеим сторонам, проникнут грабители из страны врага и жители села поймают их с украденными вещами, а в случае необходимости и казнят их и если существует султанский указ о том, что за такого грабителя вали и другие чиновники не могут требовать от них штрафа, законно ли, чтобы они все-таки, тревожили население села по этому делу? Ответ священной фетвы: запрещено”. [По просьбе жителей кади выдает сию грамоту об этом запрещении].

30

[Сообщение (huruf) хатванского каймакама Али-аги, выданное жителям Дьёндьёша 63]

Хатван, джемази уль-ахир 1071/1 февраля — 1 марта 1661 г.

[Ссылаясь на хюджет хатванского кадия, каймакам разрешает жителям Дьёндьёша казнить грабителя Михая Варгу. За это их никто не смеет тревожить].

31

[Письменное подтверждение (temessuk) хатванского каймакама Ахмеда (?), выданное жителям Ясбереня 64]

Хатван, 20 рамазана 1072/9 мая 1662 г.

“Зимми Михай Хартьяни из жителей города Ясбереня убил зиммия кузнеца Дьёрдя и затем убежал от судей города. Половину [123] судебно-административного сбора (nisf-i niyabet) 65, полагающуюся мирливе за это дело, от судей указанного города приняли и выдали им положенное подтверждение (temessuk) с печатью”.

32

[Распоряжение (buyuruldu) будайского паши Гюрджи Мехмеда, направленное жителям города Надькёрёша 66]

Буда, 22 джемази уль-ахира 1075/10 января 1665 г.

[Кадиям городов Буды, Пешта, Солнока, Хатвана и Сечени, пехотным и конным агам казы, эминам и субаши казы, знатным людям и должностным лицам этого вилайета! Жители города Кёрёша из владений султанского хасса доложили будайскому дивану следующее]: “В последнее время хайдуки и солдаты-грабители из гарнизона крепостей Фьюлек, Девень, Корпоны и др. 67 не остаются в своих крепостях, а объезжают города и села реайи, едят и пьют там, забирают у населения продукты, угоняют стада, грабят имущество жителей. Они ловят некоторых жителей, увозят их в горы и в леса и требуют за них выкуп (baha). Из-за этих непрекращающихся злодеяний реайя пытается скрываться. Обо всем этом и о том, что они (жители) разбрелись, известно обеим сторонам. В крепости Фьюлек уже состоялся суд по обычаям паршивых безбожников. В результате этого от палатина получен темессюк с печатью о том, что если хайдуки и солдаты-грабители вышеуказанным образом придут в [местные] города и села и станут бесчинствовать там, украдут у жителей имущество и домашних животных, то пусть они (жители) преследуют воров, свяжут их и закуют в цепи. Они сразу же должны сообщить об этом обеим сторонам. Если не могут их схватить и если хайдуки и солдаты-грабители начнут битву и при этом будут убиты топорами или лопатами (?), то за это [жители] могут не отвечать. Чтобы реайя таким образом могли защитить себя, мы дали также распоряжение (buyuruldu) и сказали, что насильствующих хайдуков и солдат-грабителей в любом месте могут поймать и заключить в тюрьму, а если дело дойдет до сражения, могут их убить. За такую смерть никто не смеет тревожить райятов, и подобное намерение должно быть отвергнуто. Но следите, чтобы реайя не избрали себе лейтенанта и старшину 68 и не подняли своих знамен. Чтобы под таким предлогом ни на кого другого не нападали, кроме грабителей-хайдуков и преступников, а если какого-то преступника убьют, пусть не скрывают, а сразу же доложат хакимам”.

33

[Сообщение (huruf) эгерского кадия Эссеида Абдулбаки городу Мишкольцу 69]

Эгер, 1-й день зилькаде 1075/16 мая 1665 г.

[Жители города Мишкольца по старому обычаю заплатили свой пишкеш]. 50
[На оборотной стороне документа венгерская запись]: “Расписка кадия на 12 форинтов” 70.: [124]

34

[Ферман султана Мехмеда IV кадиям городов Эгера и Хатвана 71]

Енишехир фенар, конец джемази уль-эввеля 1079/27 октября — 5 ноября 1668 г.

[Жители входящего в султанский хасс города Дьёндьёша послали в Порту донесение о том, что они после своевременной оплаты своих налетов полностью свободны (min kiill al-vucuh serbest oiup) я ни бейлербей, ни санджакбей, ни кто-либо другой в их дела не должен вмешиваться. Несмотря на это, бейяербей Эгера и санджакбей Хатва-на некоторых из них самовольно хватают, бросают в тюрьму и в каче стве наказания (cerime) берут с них по 100 — 200 гурушей. Ферман это запрещает]: “Деревни моих султанских хассов полностью свободны. Не допустимо, чтобы, мирмиран мирлива или любой другой наказывал [кого-либо] или вмешивался в сбор штрафных денег (curum ve cinayet ve sair bad-u havalara dahil olunmak). Санджакбей имеет право вмешиваться лишь в случае смертных приговоров (salib ve siyaset), поэтому вы должны строго предупредить мирмирана его воевод, а также санджакбея, его субаши и других людей, чтобы в дальнейшем в судебные дела указанных городов они не вмешивались.”.

[На оборотной стороне документа запись на венгерском языке]: “Письмо султана Мехмеда о том, что дьёндьёшского судью ни паша,. ни бей не может наказать ни штрафом, ни плетью. Но если он заслужил смерть, тогда схватить его может только эгерский эмин и только после приговора... наказать”.

35

[Сообщение (huruf) будайского дефтердара Хаджи (?) Мехмеда, направленное городу Кёрёшу 72]

Буда, 12 джемази уль-ахира 1079/17 ноября 1668 г.

[Дефтердар узнал о том, что] “зимми по имени Дьёрдь из села Чана продал 14 коров, принадлежащих вражескому солдату, мясникам 73 города Кёрёша. Предусмотренное за это законом наказание (cerime) было снято с жителей Кёрёша”.

36

[Свидетельство (huccet) будайского кадия Мустафы, выданное городу Дьёндьёшу 74]

Буда, 16 джемази уль-ахира 1079/21 ноября 1668 г.

[Турецкий воин. по имени Меми недавно умер от ран, получеиных в Дьёндьёше. Его наследник перед будайским кадием требует плату за кровь (dem ve diyet) от жителей Дьёндьёша. Дело рассматривалось в присутствии мутасаррифа будайского вилайета. Наследник предстал перед кадием вместе с представителями Дьёндьёша и рассказал, что через посредство примирителей он договорился с городом об уплате ему суммы в 75 000 акче, куда включена и плата за кровь. Названную сумму он получил].

[На оборотной стороне документа запись по-венгерски]: “Хюджет о [125] смерти будайского раба по имени Неми (так в тексте. — К. X.) о том, что договорились с его старшим братом Мустафа-агой перед будайским кадием о 500 талерах, которые были выплачены перед ним кадию и о которых имеем уже и другое письмо”.

37

[Свидетельство (huccet) будайского кадия Мустафы, выданное городу Дьёндьёшу 75]

Буда, 18 джемази уль-ахира 1079/23 ноября 1668 г.

[Содержание документа то же, что и предыдущего. На оборотной стороне документа запись по-венгерски]: “Письмо главного будайского кадия, подтвержденное подписью Махмуд-паши, будайского везира, о смерти воина по имени Неми, за что его брату заплатили 500 талеров, в то же время и везиру дали 500 талеров от всего города”.

38

[Сообщение (huruf) дефтердара Мехмеда, направленное городу Кёрёшу 76]

Место не указано (Буда?), 22 зилькаде 1079/23 апреля 1669 г.

[Петер Кути, проживающий в городе Кёрёше, дал пощечину ученику 77. Законное расследование проведено, и надлежащий штраф (сurum) для казны взят].

39

[Распоряжение (buуuгuldu); эгерского бейлербея... (?), отправленное городу Яcбереню 78]

Эгер, зильхидже 1079/2 — 31 мая 1669 г.

[Жители Ясбереня и Ясшага в местном (эгерском) диване заявили, что], “ввиду того что. они являются райятами двух. кылыджей (iki kilic re'ayasi olduklari hasbile), вали до этого с согласия других знатных людей дал им несколько буюрулду о том, что, если предстоит казнить появившихся среди них хайдуков и преступников, они могут осуществить это лишь в присутствии представителя судьи (хакима). Так как сейчас снова просят разрешение на это, мы им выдали буюрулду. Соответственно этому жители Ясбереня и Ясшага должны доложить хакимам о всех виновных, заслуживающих смерть, и просить разрешения на исполнение приговора, а также о присылке человека, который будет наблюдать за этим, и только потом пусть казнят их по своим обычаям”. [В такие дела никто другой не должен вмешиваться].

40

[Отрывок из регламента алайбея Ахмеда, который он дал венграм, живущим в Шимонторне 79]

Шимонторня, 1669 г.

1 — 3. [Перечислены те духовные и моральные качества, которыми должны обладать предводители города].

4. “Каждую субботу, если это возможно, пусть собираются [126] присяжные по воле главного судьи и пусть в меру возможности несут правду всем. Если требуется выехать на осмотр места действия, пусть без пререканий отправляются на вызов малого или большого, бедного или богатого. А в воскресенье ни по какому постороннему поводу не собираться; в этот день все должны отправиться на богослужение.

5. От кого бы ни исходили жалобы, они неукоснительно должны выслушиваться, и если кто-то заслуживает наказания, пусть он будет наказан, без всякого исключения...

6. Присяжные, как между собой, так и по отношению к тем, кто стоит ниже их, пусть проявляют уважение по заслугам, оставаясь единодушными между собой...”

7. [О наказании тех, кто пропускает воскресную проповедь.

8. О наказании тех, кто ругается].

9. “Тех, кто обманывает судей и присяжных, пренебрегает их решениями и нарушает их, в воскресенье рано утром выставлять к позорному столбу и оставлять их там до наступления времени ужина. Потом пусть хорошенько высекут их и отпустят”. [Если присяжный стоит на стороне виновного и хочет препятствовать наказанию, пусть последнего отпустят на свободу, а его покровителя накажут, чтобы он впредь не захотел покровительствовать ни одному виновному].

10. [Если собрание присяжных тайное, входить туда посторонним запрещено].

11 — 12.[О поведении женщин].

13. [Об изгнании безбожников из города].

14. “Если тот, кому надлежит наставлять [на путь истинный], не следит за всеми предписаниями и за их исполнением, если присяжных и жителей не наставляет на добро, а все граждане живут в мошенничестве, то присяжные все будут высечены и оштрафованы, дабы покончить со всякими преступлениями, чтобы могла торжествовать добродетель и праведная жизнь. Эти наши приказы и законы глашатай должен постоянно читать народу, чтобы, если потом случится какое-то злодейство, никто не мог бы сказать, что он не знал об этом, что раньше об этом ему ничего не говорили. Если, таким образом, кто-то будет обижен, кому-то станет тяжело, пусть придет с жалобой. А если кто-то ушел из. дому с малой бедой (т. е. совершив хоть малую провинность) — пусть точно. знает, что бог все видит, и мы отпустим его с большой бедой (т. е. подвергнув наказанию). Написано в Шимонторне в 1669 году алайбеем Ахмедом”.

41

[Расписка эгерского кадия Сулеймана, выданная городу Римасомбату 80]

Эгер, конец шабана 1080/13 — 22 января 1670 г.

{Город Римасомбат] “заплатил назначенную сумму в качестве откупа налогов за раздел наследства 81! (bedel-i kismet akcesi) с конца 1079 по конец 1080 года”.

42

[Отрывки из счетных книг города Кечкемета 82]

Январь — февраль 1672 г.

“При главном судье благородном Яноше Калеча. Воры из местечка Бод, Петер Надья Петер Сюрке, вместе с укрывателем [127] награбленного, сербом Ильёй Дени, в дни Малого Рождества 83 украли двух волов у жителя Кечкемета Балинта Сабо. Серб в тюрьме умер, а за повешение двух воров заплатили 460 форинтов и 80 динаров [штрафа]. Потом еще раз заплатили 11 форинтов”.

[Подробный перечень расходов]:
“Десятина с денег, выплаченных в качестве штрафа за воров, для субаши — 15 талеров.
За свидетельство (huccet) относительно умершего серба я заплатил кадию 6 форинтов 60 динаров.
За запись свидетелей — 3 форинта.
Первый раз Михай Чаба в Буде в качестве штрафа за воров заплатил 277 форинтов.
Янош Хегедюш в Пеште заплатил субаши 3 талера и, так как субаши просил [свою долю] за повешение воров, заплатил также ему 7 форинтов 80 динаров.
Снова в дополнение к штрафу за воров — 52 форинта.
Еврею Моисею возвратили 12 форинтов, взятых взаймы также для дополнения к штрафу за воров.
На похороны умершего серба я дал кадию 6 талеров.
Палачу заплатил 24 форинта.
На дополнение к штрафу за тех же воров Михай Чаба занял у Пала Деака 15 талеров 16 форинтов и 20 динаров, всего — 49 форинтов 20 динаров.
Когда из-за повешения воров Михай Чаба поехал [в Буду], он снова заплатил 5 талеров”.

43

[Распоряжение (buyuruldu) эгерского бейлербея Мусли-паши, нaправленнное городу Мишкольцу 84]

Эгер, 5 сафара 1087/19 апреля 1676 г.

“Вы, которые являетесь жителями селения Мишкольца из владений казны, через своего посыльного доложили в эгерском диване, что несколько бандитов-грабителей пришли в ваше селение и разрушили его, ваше имущество и продукты разграбили. Другие, названные куруцами 85, поймали вас и в качестве наказания забрали ваши деньги... Поэтому мы сейчас разрешаем: если такие преступники, грабители и разбойники появятся у вас и принесут вам беду и ущерб, немедленно изловите их и привезите сюда. Если же они вступят с вами в бой, то покончите с ними”.

44

[Сообщение (huruf) эгерского кадия Хасана, направленное городу Мишкольцу 86]

Эгер, 1087/16 марта 1676 — 5 марта 1677 г.

[Жители города Мишкольца в нынешнем году полностью заплатили ежегодную сумму за откуп налогов по наследству умерших (bedel-i murde)]. [128]

45

[Отрывки из счетных книг города Кечкемета 87]

“Июль, 1677.

Кто и сколько платил за разные преступления субаши, заместителю дефтердара Ибрагим-aгe и сипахию Мустафе во времена главного судьи Дьёрдя Биро.

1. Дорку Юхас, обвиненную в разврате, ее поручитель Янчи Чёсе выкупил за 13 талеров.
2. Младший брат моего господина Керестеша Сабо, Андраш Тот, заплатил 5,5 талера за драку.
3. Какие-то парни поймали младшего сына Кинчешне. Иштван Надь, хотя определенных доказательств не было, не мог освободиться иначе как заплатив 15 талеров.
4. Ишток, сын Петера Гоби, развратничал с женой Петера Бака. Петер Бак выкупил свою жену за 11 талеров.
5. Женщина из местности Баранья, которая от Янчи Бака, слуги Яноша Бада, родила ребенка, выкуплена за 4 овцы Яношем Чаба.
6. Пастух подрался с Дюркой Харамом. Откупился за 2, 5 талера.
7. Парня из Дьёндьеша, Иштока Ковача, обвинили в краже пары сафьяновых сапог. Его выкупил Янош Корбоц за 2 талера 40 динаров.
8. Жену Матьяша Видица обвинили [в прелюбодеянии] со школьным наставником из католиков, и, хотя законного расследования не было, те не могли освободиться до тех пор, пока не выплатили 25 талеров.
9. Слуга Гергея Саппаноша, Мартон Харди, развратничал с женой своего хозяина. Его выкупил Гергей Саппанош за 18 талеров.
10. Дюрка Харам за драку с пастухом заплатил 1 талер и кусок мыла.
11. Девушка из Кёрёша, Эржик Хабути, родила незаконного ребенка. Андраш Патаи дал 3, 5 талера, и судья Кёрёша — также 3,5 талера.
12. Женщина, приехавшая из Ясбереня, срезала 6 пар серебряных крючков с юбки Андрашне Тот из Кёрёша и украла их, а также украла рубаху, простыню и другую одежду ее батрачки, за что она не могла откупиться, и ее забрали субаши. [Ранее] пострадавшие женщины приехали сюда и схватили ее на кёрёшской дороге, у дома Мартона Фазекаша, рядом с домом Михая Орбана, и выдали ее субаши как явную воровку. Слуга Матьяша Бенкё развратничал с младшей сестрой Матьяша Бенуё, Катой, и откупился от субаши за 7 талеров. Тот же парень и [венгерским] судьям заплатил 7 талеров.
Во время второго приезда заместитель дефтердара Ибрагим-ага и сипахия субаши Мустафа оштрафовал пастуха того же Матьяша Бенкё на 3 талера, ухитрившись так повести дело, что тот якобы украл шесть тимонов и одни брюки”.
[8 ноября во время следующего приезда представителей дефтердара еще в 10 случаях собрал штрафы].

46

[Сообщение (huruf) кадия города Надьварада, направленное городу Дебрецену 88]

Надьварад, 15 реби уль-эввеля 1090/26 апреля 1679 г.

[Город Дебрецен, принадлежащий к казе города Падьварада], “свой ежегодный налог священному суду в 100 кара гурушей, [129] которые полагается платить в этой области, как правило, оплачивает в день Хызыра. В день Хызыра 1090 года жители города 89 также полностью заплатили эту сумму”.

47

[Свидетельство (tezkere) эгерского кадия Халила, выданное городу Мишкольцу 90]

Эгер, середина реби уль-ахира 1092/1 — 10 мая 1681 г.

[Откуп десятины за раздел наследства и другие долги, оплачиваемые ежегодно в день Хызыра, город Мишкольц заплатил и в нынешнем году.

На оборотной стороне документа запись по-венгерски]: “29 мая 1681 года. О подарках и 12 форинтах, выплаченных кадию” 91.

48

[Свидетельство (tezkere) будайского дефтердара Хаджи Ахмеда городу Кечкемету 92]

Буда, 1-й день реджеба 1093/6 июля 1682 г.

[Турецкие власти в городе Кечкемете бросили в тюрьму одного вора. Вор убежал, а штраф (сurum) за него был взыскан с города].

49

[Письмо кадия города Бая эмину города Яношхалма 93]

Бая, 29 рамазана 1094/21 сентября 1683 г.

[Просьба к эмину]: “Из города Халаша привези ко мне судью и трех-четырех умных людей, потому что есть несколько дел, которые надо обсудить”.

50

[Уведомление (huruf) эмина города Бая, серода Али, посланное одному из жителей города Халаша 94]

Бая, 29 реби уль-ахира 1096/5 марта 1685 г.

“Среди жителей города Халаша, входящего в наш откуп (iltizam), расследовано дело женщины-христианки, жены Даны Домокоша, к на основании шариата и закона ей вручили тезкере”. [Остальные эмины не имеют права тревожить ее по этому делу].

51

[Свидетельство (tezkere) эмина города Бая, серода Ахмеда, выданное одном у из жителей Халаша 95]

Бая, реби уль-ахира 1097/25 февраля — 25 марта 1686 г.

“Дюрка Хегедюш из жителей города Халаша, входящего в наш ильтизам, развратничал с одной женщиной по имени Юдита (?). Дело расследовали и вручили им это тезкере с печатью”.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы для характеристики турецкой судебно-правовой системы в Венгрии (1559-1686) // Восточные источники по истории народов юго-восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

© текст - Хедьи К. 1974
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© OCR - Vukovar. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Институт Востоковедения. 1974

Кровати - интернет-магазин Москва http://www.domosti.ru/.