Хишам ибн ал-Калби. Книга об идолах.

Библиотека сайта  XIII век

ХИШАМ ИБН АЛ-КАЛБИ

КНИГА ОБ ИДОЛАХ 1

КИТАБ АЛ-АСНАМ

/5/ Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!

Сообщил нам 2 шейх Абу-л-Хусайн ал-Мубарак ибн 'Абд аж-Джаббар ибн Ахмад ас-Сайрафи 3, — [эту книгу] читали с ним, а я слушал:

сообщил нам Абу Джа'фар Мухаммад ибн Ахмад ибн ал-Муслима 4 в 463 году (1070-71 г.):

сообщил нам Абу 'Убайдаллах Мухаммад ибн 'Имран ибн Муса ал-Марзубани 5 способом иджаза 6:

рассказал мне Абу Бакр Ахмад ибн Мухаммад ибн 'Абдаллах ал-Джаухари 7:

рассказал нам Абу 'Али ал-Хасан ибн 'Улайл ал-'Анази 8:

рассказал нам Абу-л-Хасан 'Али ибн ас-Саббах ибн ал-Фурат 9, секретарь:

я читал [эту книгу] с Хишамом ибн Мухаммадом ал-Калби в 201 году (816-17 г.), и он сказал:

/6/ рассказал мне мой отец и другие, — а я проверил все их рассказы, — что, когда Исма'ил, сын Ибрахима, — да будет благословение Аллаха над ними! — поселился в Мекке 10 и родилось у него там многочисленное потомство, так что заполонили они Мекку и изгнали амаликитов 11, что жили там, стала Мекка тесной для них, и начались между ними столкновения и вражда, и одни из них изгнали других. И те разошлись по стране в поисках пропитания..

К поклонению истуканам и камням их привело 12 то, что никто не покидал Мекки, не взяв с собой камня из Святилища (Имеется в виду Кааба) из-за почтения к этому Святилищу и привязанности к Мекке. И где бы они ни селились, они ставили этот камень и обходили вокруг него, как обходили вокруг Каабы, желая снискать этим ее милость и из-за привязанности и любви к Святилищу. А еще они почитали Каабу и Мекку и совершали хаджж и 'умру 13, следуя обычаю Ибрахима и Исма'ила, да будет мир над ними!

Потом это привело их к тому, что они стали поклоняться тому, что полюбили, и забыли то, чего придерживались, и переменили веру [15] Ибрахима и Исма'ила на другую. Они начали поклоняться истуканам и обратились к тому, чему следовали народы до них. Они вернули себе тех идолов, которым поклонялся народ Нуха (Библейский Ной), да будет мир над ним, следуя воспоминаниям, сохранившимся среди них. Но у них все же осталась память о заветах Ибрахима и Исма'ила, которые они исполняли: почитание Дома (Имеется в виду Кааба), обход вокруг него, хаджж и 'умра, стояние на горе 'Арафа и в Муздалифе 14, принесение в жертву верблюдиц и громкие обращения [к богу] во время хаджжа и 'умры, — хотя они и внесли в это то, чего в нем не было [раньше].

/7/ Низариты 15 говорили всякий раз, когда взывали к богу:

Вот мы перед тобой, о боже! Вот мы перед тобой!
Вот мы перед тобой! Нет тебе сотоварища! Кроме сотоварища, который у тебя!
Ты владеешь и им, и тем, чем владеет он!

Этим обращением они признают его единственным [богом] и ставят рядом с ним свои божества, отдавая власть над ними в его руки. Аллах, велик он и славен, говорил своему пророку, да благословит его Аллах и да приветствует: “Не верует большая часть из них в Аллаха без того, чтобы не присоединить к Нему сотоварищей!” (Коран XII, 106.), то есть не считают они меня единственным, зная истину обо мне, но ставят рядом со мной сотоварища из созданных мною.

А обращение аккитов 16 было таким: когда они отправлялись в паломничество, то ставили впереди себя двух своих черных рабов, и те шли перед их шествием и говорили:

Мы — вороны аккитов!

А аккиты говорили вслед за ними:

Аккиты покорные идут к тебе! Рабы твои йеменские!
Чтобы совершить паломничество еще раз.

А рабииты 17, когда совершали паломничество, исполняли обряды и останавливались в [определенных] местах, уходили в первый день нафра и не оставались до конца ташрика 18.

/8/ Первым, кто переменил веру Исма'ила, да, будет над ним мир, установил истуканов, освободил са'ибу от работы, ввел обычай с василой, резал ухо бахире и объявлял верблюдиц заповедными 19, был 'Амр, сын Раби'а, которого звали Лухайй ибн Хариса ибн 'Амр ибн 'Амир ал-Азди, а он — прародитель племени хуза'а 20.

Матерью 'Амра ибн Лухаййа была Фухайра бинт 'Амр ибн ал-Харис, а говорят — Кам'а бинт Мудад ал-Джурхуми.

Этот ал-Харис ведал всем, что связано с Каабой. Когда 'Амр ибн Лухайй возмужал, он стал оспаривать у [ал-Хариса] попечение [16] над ней и сразился с джурхумитами 21 с помощью потомков Исма'ила. И он одолел их, удалил от Каабы, изгнал их иэ мекканских земель и стал хранителем Дома после них.

Потом он тяжело заболел, и ему сказали: “В ал-Балка' 22, в Сирии, есть горячий источник; если ты отправишься туда — исцелишься”. И он пришел туда, искупался в [источнике] и выздоровел. Он увидел, что жители этого места поклоняются идолам и спросил;

“Что это?” Они ответили: “Мы испрашиваем через них дождя и помощи против врага”. Тогда он попросил их, чтобы они дали ему каких-нибудь из них, и они дали. Он привез их в Мекку и поставил вокруг Каабы.

/9/ Сказал Абу-л-Мунзир Хишам ибн Мухаммад:

рассказал ад-Калби (Мухаммад ибн ас-Са'иб ал-Калби, отец Хишама) со слов Абу Салиха 23, передававшего слова Ибн 'Аббаса 24, что Исаф, мужчина из племени джурхум, которого звали Исаф ибн Йа'ла, и На'ила, дочь Зайда из племени джурхум, которую он полюбил в Йемене, пришли совершить паломничество. Они вошли в Каабу, увидели, что люди не обращают на них внимания и что Дом почти пуст, и он совершил с ней блуд в Доме, и оба они были обращены в камень. Наутро пришли [люди], нашли их окаменелыми, вынесли их и поставили на [определенные им] места. И поклонялись им племена xyзa'a и курайш 25 и те арабы, что потом совершали паломничество к Дому.

Первым, кто из потомков Исма'ила и других людей принял этих идолов и дал им имена согласно воспоминаниям, оставшимся у них, когда они отошли от веры Исма'ила, было племя хузайл ибн мудрика 26.

Они взяли идолом Сува' 27, и он находился у них в Рухате 28, в окрестностях Йанбу' а Йанбу' — это одно из селений близ /10/ Медины. Служителями его было бану лихйан 29. Я не слышал упоминания о нем в стихах хузайлитов, [но слышал] в стихах одного человека из Йемена.

Племя калб 30 приняло идолом Вадда 31 в Думат ал-Джандал 32.

Племя мазхидж 33 и жители Джураша 34 приняли идолом Йагуса 35. Поэт сказал 36:

Да продлит тебе жизнь Вадд! Не дозволено нам тешиться с женщинами, ведь стала вера делом серьезным.

Другой [поэт] сказал:

Вел нас Йагуc на племя мурад 37, и мы сразились с ними прежде, чем наступило утро.

Племя хайван 38 сделало идолом Йа'ука 39. Он находился в одном из их селений, называемом Хайван 40, на расстоянии двух ночей [пути] от Саны в сторону Мекки. [17]

Я не слышал, чтобы хамданиты 41 или кто другой из арабов давали по нему имена, и не слышал также ни одного стиха о нем ни у них, ни у других. Я полагаю, что это оттого, что они жили близко от Саны, смешались с химиаритами 42 и стали исповедовать вместе с ними иудейскую веру, когда обратился в иудейство Зу Нувас 43 и они стали иудеями вместе с ним.

/11/ Химйариты взяли идолом Насра 44.

Они поклонялись ему в местности, называемой Балха' 45. Я не слышал, чтобы химйариты называли кого-нибудь его именем, и не слышал упоминания о нем ни в их стихах, ни в стихах кого-нибудь из арабов. Я полагаю, это было из-за перехода химйаритов во времена туббы 46 от поклонения идолам к иудейству.

У химйаритов было также капище в Сане под названием Рийам 47, которое они почитали и возле которого старались снискать расположение [божеств] принесением жертв. /12/ Как рассказывают, из него доносились слова. Когда тубба вернулся из похода на Ирак, с ним вместе прибыли и два иудейских священнослужителя, которые пришли с ним из Медины. Они велели ему разрушить Ри'ам (Различное написание в издании текста: с. 11 — ***, с. 12 — ***), и он сказал: “Делайте с ним, что хотите”. И они разрушили его, а тубба и йеменцы обратились в иудейскую веру. Поэтому я и не слышал упоминания о Ри'аме и о Насре ни в стихах, ни в именах. А арабы сохранили в памяти только те свои стихи, которые были сказаны незадолго до ислама.

/13/ Сказал Хишам Абу-л-Мунзир: я не слышал стихов только о Ри'аме, но слышал об остальном.

Вот те пять идолов, которым поклонялся народ Нуха, и их упомянул Аллах, велик он и славен, в своей Книге среди того, что он ниспослал пророку своему, мир над ним: “Сказал Нух: „Господь мой, они ослушались меня и пошли за тем, богатство и дети которого увеличили у него только убыток. И ухитрились они великою хитростью и сказали: „Не оставляйте никак ваших богов, не оставляйте никак Вадда, и Сува', и Йагуса, и Йа'ука и Насра!" Поистине, они сбили с пути многих, и не увеличивай у тиранов ничего, кроме заблуждения!"” (Коран LXXI, 20—24) 48.

И вот, когда сделал это 'Амр ибн Лухайй, покорились арабы идолам, и стали поклоняться им, и сделали их своими божествами.

Самым первым из них всех был идол [богини] Манат 49, и арабы имели обычай давать имена 'Абд Манат и Зайд Манат. Он стоял на берегу моря около ал-Мушаллала 50 в Кудайде 51, между Мединой и Меккой. Все арабы почитали его и совершали жертвоприношения возле него 52. И племена ал-аус и ал-хазрадж 53, и те, кто жил в Мекке и Медине и в близлежащих местах, почитали его и приносили ему жертвы и дары. [18]

Потомки Ма'дда 54 придерживались того, что сохранилось от веры Исма'ила, да будет над ним мир; племена раби'а и мудар тоже держались сохранившегося от его веры.

И никто не почитал ее (Манат. — В. П.) сильнее, чем ауситы и хазраджиты.

/14/ Сказал Абу-л-Мунзир Хишам ибн Мухаммад:

рассказал нам один человек из племени курайш со слов Абу 'Убайды ибн 'Абдаллаха ибн Аби 'Убайды ибн 'Аммара ибн Йасира — самого сведущего из людей относительно ал-аус и ал-хазрадж:

ауситы, хазраджиты и те арабы из числа жителей Йасриба 55 и других мест, которые следовали их обычаю, когда совершали паломничество, то останавливались вместе с другими людьми во всех положенных местах, но не брили головы. А когда они уходили [из долины Мина], шли к Манат и брили возле него головы и оставались около него [какое-то время]. Без этого они не считали свое паломничество законченным. Из-за почитания ауситами и хазраджитами этого идола 'Абд ал'Узза ибн Вади'а ал-Музани или кто-то другой из арабов говорит:

Я поклялся правдивой и верной клятвой Манат у места, где приносят жертвы потомки ал-Хазраджа!

Во времена джахилийи 56 все арабы называли ал-аус и ал-хазрадж вместе — ал-хазрадж, потому-то он и говорит: “У места, где приносят жертвы потомки ал-Хазраджа”.

А Манат — это тот идол, которого упомянул Аллах, велик он и славен, сказав: “...и Манат, третью, иную” (Коран LIII, 20). Он был [также] у племен хузайл и хуза'а.

/15/ Курайшиты и все арабы почитали этого идола, и так продолжалось, пока не вышел посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, из Медины в восьмой год после хиджры (629-30 г.), а это — год, когда Аллах даровал ему победу [над Меккой]. Когда он удалился от Медины на расстояние четырех или пяти ночей пути, он послал к этому идолу 'Али 57, и тот разрушил его и взял то, что было при нем, и принес это к пророку, да благословит его Аллах и да приветствует! Среди того, что он взял, были два меча, которые подарил ему ал-Харис ибн Аби Шамир ал-Гассани 58, царь гассанитов: один из них назывался Михзам, а другой Расуб. Это — те два меча ал-Хариса, которые упомянул 'Алкама 59 в своих стихах, сказав:

Надевший одну на другую две железные кольчуги, поверх которых — два драгоценных меча, Михзам и Расуб.

Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, подарил их 'Али, да будет доволен им Аллах. Говорят, что Зу-л-Факар, меч 'Али, — один из них. [19]

А говорят, что 'Али нашел эти два меча в [капище] ал-Фалcа, идола племени таййи' 60, когда послал его пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, и он разрушил его.

/16/ Потом они взяли [идолом] ал-Лат 61.

Она была в ат-Та'ифе 62, а появилась она позже, чем Манат. Это был четырехугольный камень, и один иудей обычно готовил возле него савик (Каша из ячменной муки с водой или маслом).

Хранителями ее в племени сакиф был род 'аттаб ибн малик, и они воздвигли над ней строение. Ее почитали курайшиты и все арабы.

По ней арабы давали имена Зайд ал-Лат и Тайм ал-Лат.

Она находилась там, где теперь левый минарет мечети в ат-Та'ифе 63. Ее упомянул Аллах в Коране, сказав: “Видели ли вы ал-Лат, и ал-'Уззу” (Коран LIII, 19).

О ней говорит 'Амр ибн ал-Джу'айд:

Поистине, я отказался иметь дело с чашей 64, подобно тому, кто отказался от Лат, которой он раньше служил!

О ней же говорит ал-Муталаммис 65, насмехаясь над 'Амром ибн ал-Мунзиром 66:

Ты изгнал меня, опасаясь насмешки, но нет, клянусь ал-Лат и священными камнями, не найдешь ты спасенья!

/17/ И ее почитали, пока сакифиты не приняли ислам; и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, отправил ал-Мугиру ибн Шу'бу 67, и тот разрушил ее и предал огню.

Об этом говорит Шаддад ибн 'Арид ал-Джушами 68, когда ее разрушили и сожгли, предостерегая сакифитов, чтобы они не вернулись к [поклонению] ей и не сердились из-за нее:

Не помогайте ал-Лат, ведь погубитель ее — Аллах!
И как вы поможете тому, кто не может помочь самому себе?
Ведь та, что была предана огню и загорелась, не сражаясь у своих камней, — небольшая потеря.
Когда посланник побывает в вашем краю и уйдет [оттуда], не останется там ее почитателей.

А Аус ибн Хаджар 69 сказал, клянясь ал-Лат:

Клянусь ал-Лат, и ал-'Уззой, и теми, кто верил в них, и Аллахом клянусь: поистине, Аллах — самый великий из них!

Потом они взяли [идолом] ал-'Уззу 70.

Она [была принята] позже, чем ал-Лат и Манат, так как я слышал, что арабы давали имена по ним двоим до ал-'Уззы. /18/ Я нашел, [20] что Тамим ибн Мурр назвал [своего сына] Зайд Манат ибн Тамим ибн Мурр ибн Удд ибн Табиха, и [был] 'Абд Манат ибн Удд. [Именем] ал-Лат назвал Са'лаба ибн 'Укаба своего сына Тайм ал-Лат. И был и Тайм ал-Лат ибн Руфайда ибн Саур, и Зайд ал-Лат ибн Руфайда ибн Саур ибн Вабра ибн Мурр ибн Удд ибн Табиха, и Тайм ал-Лат ибн ан-Намир ибн Касит, и 'Абд ал-'Узза ибн Ка'б ибн Са'д ибн Зайд Манат ибн Тамим. Она, [следовательно], появилась позже этих двух первых [идолов].

А 'Абд ал-'Узза ибн Ка'б — один из первых людей, которых арабы называли именем [этого идола].

Ал-'Уззу взял себе [идолом] Залим ибн Ас'ад.

Она находилась в Нахлат аш-Шамийа, в вади, называемом Хурад, напротив ал-Гумайра, по правую руку от идущего в Ирак из Мекки, в девяти милях выше Зат 'Ирк в сторону ал-Бустана 71. Над ней построили Бусс 72, то есть капище, и в нем они слышали голос [оракула].

Арабы и курайшиты давали по ней имя — 'Абд ал-'Узза. Она была самым почитаемым идолом у курайшитов. Они приходили к ней, приносили ей дары и старались снискать ее расположение жертвоприношением.

/19/ Сообщили нам, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, упомянул ее однажды. Он сказал: “Я принес в дар ал-'Уззе рыжеватую козу, когда следовал вере моих сородичей”.

Курайшиты имели обыкновение ходить вокруг Каабы и говорить:

Клянусь ал-Лат, и ал-'Уззой, и Манат — третьей, иной! Поистине, они вышние журавли! И на их заступничество уповают! 73

Они говорили [о них]: “Дочери Аллаха 74но он выше этого! — и заступницы перед ним”. А когда послал Аллах своего посланника, он низвел ему: “Видели ли вы ал-Лат, и ал'Уззу, и Манат — третью, иную? Неужели у вас — мужчины, а у Него — женщины? Это тогда — разделение обидное! Они — только имена, которыми вы сами назвали, — вы и родители ваши. Аллах не посылал с ними никакого знамения” (Коран LIII, 19—23).

Курайшиты посвятили ей ущелье в вади Хурад, называемое Сукам, уподобляя его запретной земле Каабы. Вот слова АбуДжун-дуба ал-Хузали ал-Кирди 75 о женщине, которую он любил. Он вспоминает, как она клялась ему ею (ал-'Уззой. — В. П.).

Она дала самую грозную и твердую клятву, поклявшись той, что сделала заповедными ущелья Сукама:
“Если ты не прислал мои одежды — уходи! Я не скажу тебе
76 ни слова до конца нашей жизни!”
Тяжела для него разлука с Умм Хувайрис, и стал он стараться исполнить ее желание.
[21]

О ней же говорит Дирхам ибн Зайд ал-Ауси 77:

Клянусь господином ал-'Уззы счастливой и Аллахом, за Домом которого лежит Сариф 78.

/20/ У нее был жертвенник, называемый ал-Габгаб 79, на котором закалывали для нее жертвы.

О нем говорит хузайлит 80, высмеивая человека, женившегося на красивой женщине по имени Асма':

Асма' выдана замуж за челюсть бурей коровенки, принесенной в жертву человеком из племени ганм 81,
Он увидел пятно в ее глазу, когда гнал ее к Габгабу ал-'Уззы, и поспешил разделить [ее мясо]
82.

А они обычно делили мясо жертвенных животных среди тех, кто пришел к ней (ал-'Уззе. — В. П.) и был возле нее.

/21/ О Габгабе говорит Нухайка ал-Фазари 'Амиру ибн ат-Туфайлу 83:

О 'Амир! Если бы настигли тебя наши копья, — клянусь жертвенными верблюдицами, бегущими к Мина и ал-Габгабу, —
Защитился бы ты [своим] задом, от, удара разящего, жаждущего [крови] копья или был бы погребен без савана 84.

О нем говорит и Кайс ибн Мункиз ибн 'Убайд нбн Датир ибн Хабашийа ибн Салул ал-Хуза'и, которого родила женщина из бану худад племени кинана 85 или, как говорят некоторые, из бану худад племени мухариб 86, он же Кайс ибн ал-Худадийа ал-Хуза'и:

Первая наша клятва — Домом Аллаха, а если [не им], то священными камнями, высящимися у Габгаба.

Курайшиты особо почитали ее (ал-'Уззу. — В. П.). Об этом говорит Зайд ибн 'Амр ибн Нуфайл 87, а он стад поклоняться Аллаху еще в джахилийе и оставил поклонение ей и другим идолам.

/22/ Оставил я и ал-Лат, и ал-'Уззу — так поступает сильный, стойкий.
И [больше] не верю ни в ал-'Уззу, ни в двух ее дочерей, и двух идолов бану ганм я не посещаю
88.
И Хубала не посещаю, что был нам господином в то время, когда у меня было мало разума.

Хранителями ал-'Уззы было бану шайбан ибн джабир ибн мурра ибн 'абс ибн рифа'а ибн ал-харис ибн 'утба ибн сулайм ибн мансур из племени сулайм 89. Последним хранителем из них был Дубаййа ибн Харами ас-Сулами. О нем говорит Абу Хираш ал-Хузали — он однажды пришел к Дубаййе, и тот обул его в прекрасные сандалии, и он сказал: [22]

Обул меня, когда разорвались мои сандалии, Дубаййа — прекрасный он друг!
[В сандалии] с двумя ремешками [из кожи] со спины молодого быка, соединенными красиво.
/23/ Сколь прекрасен очаг, [разожженный] для гостей, шатры которых рвет северный, влажный и холодный [ветер].
Он (Дубаййа. — В. П.) сражается с их голодом лепешками, наполненными, словно миски, до краев топленым жиром.

И поклонялись ал-'Уззе, пока не послал Аллах своего пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, и он осудил ее и других идолов и запретил поклоняться им, и об этом возвестил Коран.

Тяжело было это для курайшитов. Когда Абу Ухайху Са'ида ибн ал-'Аса ибн Умаййу ибн 'Абд Шамса ибн 'Абд Манафа 90 поразила болезнь, от которой он [потом и] умер, Абу Лахаб 91 пришел навестить его, увидел, что он плачет, и спросил: “Отчего ты плачешь, Абу Ухайха? Не из-за смерти ли ты плачешь? Но ведь она неизбежна!” Тот ответил: “Нет, но я боюсь, что не будут поклоняться ал-'Уззе после меня”. Абу Лахаб сказал: “Клянусь Аллахом, поклонялись ей при твоей жизни не ради тебя и не оставят служения ей после тебя из-за твоей смерти!”. Тогда Абу Ухайха сказал: “Теперь я знаю, что есть мне замена!”. А тот был удивлен заботой его о поклонении ей.

/24/ А в год взятия Мекки 92 пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, призвал Халида ибн ал-Валида 93 и сказал: “Отправляйся к дереву в долине Нахла и сруби его!” И тот пошел, схватил Дубаййу и убил его, а он был ее хранителем. Абу Хираш ал-Хузали сказал о Дубаййе, оплакивая его:

Что случилось с Дубаййей? Отныне я не вижу его среди пьющих, и он не приходят и не обходит (йатиф) [гостей].
Будь он жив, он поднес бы им утром полные чаши, [сделанные] из черного дерева людьми из бану ал-хатиф 94.
[У него в очаге] толстый слой золы и большой котел
95, а миска его зимой — словно дырявая колода (ал-лакиф) для жаждущих верблюдов.
Опустел Сукам, и нет в нем никого, только [бродят] хищные звери и дует ветер в листве деревьев
96.

/25/ Сказал Абу-л-Мунзир: йатифу (обходить) — от слова ат-тавафан: тафа, йатифу; ал-хатиф — это род из племени 'амр ибн асад; ал-лакиф — разбитая колода [на водопое], дно которой источила вода, и она прохудилась, и говорят: кад лакифа-л-хауд (прохудилась колода).

Сказал Абу-л-Мунзир: Са'ид ибн ал-'Ас Абу Ухайха обычно носил чалму в Мекке, и когда он надевал ее, никто не надевал чалму того же цвета.

Рассказал нам 97 ал-'Анази Абу 'Али: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: сообщил нам Абу-л-Мунзир: рассказал мне отец со слов Абу Салиха, передававшего слова Ибн 'Аббаса, который сказал: [23]

ал-'Узза была злым духом, и она являлась к трем акациям 98 в долине Нахла. Когда пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, вошел в Мекку, он послал Халида ибн ал-Валида и сказал ему: “Иди в долину Нахла, найдешь там три акации и сруби первую из них!” Он пошел туда и срубил ее. А когда он вернулся к пророку, да будет над ним мир, тот спросил его: “Видел ли ты что-нибудь?” — “Нет”, — ответил он. [Пророк] сказал: “Тогда сруби вторую!” И он отправился к ней и срубил ее, потом пришел к пророку, да будет над ним мир, и тот спросил: “Видел ли ты что-нибудь?” — “Нет”, — сказал он. “Тогда сруби третью!” — сказал пророк. И он пришел к ней и увидел эфиопку 99 с растрепанными волосами, положившую руки себе на шею и скрипящую зубами, а позади нее — Дубаййу ибн Харами аш-Шайбани ас-Сулами, который был хранителем [ал-'Уззы]. Когда увидел он Халида, сказал:

/26/ 'Узза, напади на Халида, а не отступай! Сбрось покрывало и засучи рукава!
Ведь если не убьешь ты Халида сегодня, узнаешь вскоре позор. Так помоги же себе!

А Халид сказал:

[О 'Узза], неверие тебе, а не восхваление! Воистину, я увидел, что Аллах унизил тебя!

Потом он ударил ее и рассек ей голову, и она тут же обратилась в пепел. Потом он срубил дерево и убил Дубаййу-хранителя. Затем пришел к пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, и рассказал ему, и тот сказал: “Это — ал'Узза! И нет теперь 'Уззы для арабов! Поистине, отныне ей не будут поклоняться!”

/27/ А Абу Хираш сказал о Дубаййе стихи, которые приведены раньше.

Сказал Абу-л-Мунзир: курайшиты в Мекке и те арабы, что жили там, не почитали ни одного из идолов так, как почитали ал-'Уззу, потом ал-Лат, потом Манат.

Что касается ал-'Уззы, то курайшиты особо выделяли ее перед другими [идолами] посещением и приношением даров. Это было, я полагаю, из-за того, что она была поблизости от нее (Мекки. — В. П.).

Племя сакиф предпочитало ал-Лат, подобно тому как курайшиты предпочитали ал-'Уззу.

А ал-аус и ал-хазрадж предпочитали Манат, подобно тому как те два племени [предпочитали своих идолов].

Но все они почитали и ее, то есть ал-'Уззу.

А к тем пяти идолам, что дал 'Амр ибн Лухайй, — а это те, которых упомянул Аллах Всевышний в славном Коране, сказав: “И не оставляйте Вадда, и Сува, и Йагуса, и Йа'ука, и Насра”, — они не относились так, как к ней или близко к этому. Я думаю, что так было из-за того, что они находились далеко от них, [24]

Курайшиты почитали ее, и вместе с ними ей поклонялись племена гани 100 и бахила 101. Но пророк послал Халида ибн ал-Валида, и он срубил дерево, разрушил капище и разбил истукана.

У курайшитов идолы были внутри Каабы и вокруг нее.

Величайшим из них был для них Хубал 102. /28/ Он, как я узнал, был [сделан] из красного сердолика в виде человека, с отломанной правой рукой. Таким он попал к курайшитам, и они сделали ему руку из золота.

Первым, кто поставил его, был Хузайма ибн Мудрика ибн ал-Йа'с ибн Мудар, и его называли Хубал Хузаймы.

Он находился внутри Каабы. Перед ним [лежало] семь стрел. На одной было написано “чистокровный”, на другой — “чужой”. Когда сомневались относительно [отца] ребенка, приносили Хубалу жертву, затем бросали стрелы. Если выпадало “чистокровный”, ребенка принимали, а если выходило “чужой”, от него отказывались. Была стрела для покойника, для заключения брака и три [стрелы], назначения которых мне не объяснили. Когда спорили по какому-нибудь делу или имели в виду путешествие или какую-нибудь работу, приходили к нему и бросали стрелы возле него. И как выпадало, делали согласно этому и полагались на это.

Около него бросал стрелы 'Абд ал-Мутталиб 103, [гадая] о своем сыне 'Абдаллахе, отце пророка, да благословит его Аллах и да приветствует. И это о нем сказал Абу Суфйан ибн Харб 104, одержав победу в сражении при Ухуде 105: “Да возвысится Хубал!”, — то есть “да возвысится вера твоя!”.

А посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: “Аллах — более велик и славен!” /29/ И были у них Исаф и На'ила.

Когда они были превращены в два камня, поставили их около Каабы, чтобы служили они назиданием людям. Но когда они пробыли [там] долгое время и началось поклонение идолам, вместе с ними стали поклоняться и им двоим. Один из них стоял прямо у Каабы, а другой — на месте Замзама 106. Курайшиты перенесли тот что был рядом с Каабой, к другому. Они приносили в жертву овец и верблюдов около них.

О них говорит Абу Талиб 107, клянясь ими, когда курайшиты заключили союз против бану хашим 108 из-за пророка, да будет над ним мир:

Я привел к святилищу своих близких и сородичей и ухватился за ткани (ал-васа'ил) его покрова.
Туда, где аш'ариты
109 опускают на колени своих верблюдов, у места, где встречаются потоки, между Исафом и На'илой.

[Хишам ибн ал-Калби] сказал; ал-васа'ил — это полосатые ткани, изготовлявшиеся в Йемене. [25]

Об Исафе говорит Бишр ибн Аби Хазим ал-Асади 110:

Перед ним сидят птицы, не приближаясь к нему, как женщины, имеющие регулы, [не приближаются] к Исафу.

/30/ Арабы называли [детей] именами, которые они почитали. Но я не знаю, почитали ли они их как [имена] идолов, или нет. Среди них: 'Абд Йалил, 'Абд Ганм, 'Абд Кулал, 'Абд Руда.

Один рассказчик сказал, что Руда 111 — это капище племени раби'а ибн ка'б ибн са'д ибн зайд манат, а разрушил его ал-Мустаугир 112. Его звали 'Амр ибн Раби'а ибн Ка'б ибн Са'д ибн Зайд Манат ибн Тамим, а прозвали ал-Мустаугиром, потому что он сказал:

Шипит вода на их ляжках, как шипит камень в горячем (ал-вагир) молоке 113.

Сказал [Ибн ал-Калби]: ал-вагир означает “горячий”.

Ал-Мустаугир сказал о том, как он разрушил Руда, приняв ислам:

Я бросился на Руда и оставил его кучей развалин, соперничающих [по цвету] с черным [вороном] 114.
И позвал я 'Абдаллаха 115 помочь разрушить его, ведь подобный 'Абдаллаху не боится запретного.

А Ибн Адхам, человек из бану 'амир ибн 'ауф из племени калб, сказал:

Ты встретил всадников из наших сородичей, но они отвергли тебя (ганазука), как отвергла саранча (ал-джарада) ал-'Аййара.
Ты увидел, где они, и были они противны тебе, как противна свинье горячая вода (ал-игар) 116.

/31/ Сказал [Ибн ал-Калби]: ал-игар — “горячая вода”; ал-'Аййар — это человек из племени калб, который наткнулся однажды прохладным утром на саранчу, а был он щербатым. Он стал есть ее, но одна выбралась через щербину, и он сказал: “Клянусь Аллахом, эта — жива!”, то есть не умерла 117. А ганазука означает “отвергли тебя, как отвергла саранча ал-'Аййара”.

А когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, овладел Меккой, он вошел в святилище — а вокруг Каабы стоят идолы. Он стал тыкать их концом лука в глаза и лица, говоря: “Пришла истина, и исчезла ложь; поистине, ложь — преходяща” (Коран XVII, 83). Потом он распорядился о них, и их повалили наземь, вытащили из святилища и сожгли.

Об этом сказал Рашид ибн 'Абдаллах ас-Сулами 118:

Она сказала: “Давай полюбезничаем”, а я ответил: “Нет! Запрещают тебе [это] бог и ислам.
Разве ты не видела Мухаммада и его людей при завоевании Мекки, когда были разбиты идолы?
Ведь ты видела, как воссиял свет Аллаха, а лик многобожия покрыл мрак!”
[26]

/32/ Сказал [Ибн ал-Калби]: был у них также идол Манаф 119.

По нему давали курайшиты имя 'Абд Манаф. Я не знаю ни где он был, ни кто его поставил.

Женщины, имевшие регулы, не приближались к их идолам и не прикасались к ним, но стояли в стороне от них.

Об этом говорит Бал'a' ибн Кайс ибн 'Абдаллах ибн Йа'мар, он же аш-Шаддах ал-Лайси, прокаженный.

Сказал Хишам ибн Мухаммад Абу-л-Мунзир: рассказал мне Халид ибн Са'ид ибн ал-'Ас со слов своего отца, сказавшего: “Его спросили: „Что это, Бал'а'?" Он ответил: „Это — меч Аллаха, который он отполировал"”.

[Бал'а' ибн Кайс ибн 'Абдаллах ибн Йа'мар говорит]:

Я оставил в Замане Ибн ал-Хурайза и его спутников — вокруг него кружат стервятники.
Отклонялись груди коней только от плачущих слабых сирот.
Сколько [сраженных] врагов оставил я птицам, которые сидят в отдалении, подобно женщинам, имеющим регулы, стоящим в стороне (ал-му' таниз) от Манафа.

Сказал [Ибн ал-Калби]: ал-му'таниз означает “стоящий в стороне”.

/33/ Сказал [Ибн ал-Калби]: у жителей каждой усадьбы в Мекке был идол, которому они поклонялись. Когда кто-нибудь из них хотел отправиться в поездку, последнее, что он совершал в своем жилище, — это прикасался к нему. А когда он возвращался из поездки, первое, что он делал, войдя в свое жилище, — тоже прикасался к нему.

А когда Аллах послал пророка своего и он пришел к ним с [проповедью], что Аллах — один, и [с предписанием] поклоняться ему одному, без сотоварищей для него, они сказали: “Неужели он делает из богов одного бога? Ведь это удивительная вещь!” (Коран XXXVIII, 4), имея в виду идолов.

Арабы были очень привержены поклонению идолам.

Одни из них строили себе капище, а другие брали идола. А тот, кто был не в состоянии взять идола или построить капище, тот ставил камень перед Святилищем или перед чем-нибудь другим, что ему нравилось, потом обходил вокруг него, как обходил вокруг Святилища. Они называли [такие камни] ансаб (мн. ч. от насаб).

Если же они имели вид статуи, их называли аснам и аусан (мн. ч. от санам и васан), а обход вокруг них называли давар.

Когда человек был в пути и делал привал, он брал четыре камня, выбирал из них самый красивый и делал его своим Богом, а из [27] остальных трех делал подставку для котла. Когда же он отправлялся в путь, то оставлял его. А когда делал следующий привал, ноступал так же. Они приносили жертвы и закалывали жертвенных животных перед каждым идолом и старались снискать их милость. При этом они признавали превосходство Каабы над ними: к ней они совершали хаджж и 'умру.

Те, кто поступал так во время поездок, делали это в подражание тому, что они совершали возле Каабы и из любви к ней.

/34/ Они называли приносимый в жертву мелкий скот, который они закалывали перед этими их идолами и камнями, ал-'ama'up, а ал-'атира (ед. ч. от ал-'ama'up) означает то же, что и аз-забиха, а жертвенник, на котором для них приносили жертвы, — ал-'ump.

Об этом говорит Зухайр ибн Аби Сулма 120:

Он (речь идет о соколе, охотившемся на куропатку) отвернулся от нее и взлетел на вершину скалы, похожую на жертвенник, вершина которого обагрена кровью жертвы.

А бану мулайх из племени хуза'а — родичи Талхи ат-Талахат 121 — поклонялись джиннам. О них ниспослано: “Поистине, те, кого вы призываете помимо Аллаха, — рабы, подобные вам!” (Коран VII, 193)

В числе этих идолов был Зу-л-Халаса 122.

Это был белый, украшенный узорами камень, а на нем — подобие венца. Он находился в Табале 123, [что] между областью Мекки и Йеменом, /35/ на расстоянии семи ночей [пути] от Мекки. Хранителями его было бану умама из племени бахила ибн a'cyp. Его почитали и приносили ему дары [также] племена хас'ам 124, баджила 125, азд ас-сарат 126, и жившие рядом с ними роды арабов из племени хавазин 127, и те из арабов, что жили в их земле в Табале.

Один из них сказал:

Если бы ты, о Зу-л-Халаса, не исполнил долг мести, как я, и твой отец был бы похоронен,
Не запретил бы ты неправильно убийство врагов.

Его отец был убит, и он хотел отомстить за него, пришел к Зу-л-Халасе, перемешал перед ним гадательные стрелы, и выпала стрела, запрещающая ему это, и он произнес эти стихи. Но есть люди, которые неправильно приписывают их Имру'-л-Кайсу 128 ибн Худжру ал-Кинди 129.

О нем (Зу-л-Халаса. — В. П.) говорит Хидаш ибн Зухайр ал-'Амири 130, обращаясь к 'Ас'асу ибн Вахши ал-Хас'ами по поводу союза, который был между ними, а тот его нарушил:

Я напомнил ему об Аллахи, [свидетеле нашей клятвы], и о том, что было между нами долгое время, — если бы он припомнил! — [28]
И о белом камне в день Табалы, и е темнице ан-Ну'мана 131, когда он обратился в христианство.

Когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, овладел Меккой, [когда] арабы приняли ислам и прибыли к нему их посланцы, пришел к нему и Джарир ибн 'Абдаллах, чтобы принять ислам, и Мухаммад сказал ему: “О Джарир, не избавишь ли ты меня от /36/ Зу-л-Халасы?” — “Да”, — ответил тот, и [пророк] послал его к нему. Он отправился в путь, пришел к бану ахмас из племени баджила и вместе с ними двинулся к нему. Но племена хас'ам и баджила дали ему бой перед [идолом], и в тот день Джарир убил сто человек из числа хранителей идола из бахилы и многих из хас'ама и убил двести человек из бану кухафа ибн 'амир ибн xac'aм. Он победил их и обратил в бегство, разрушил капище Зу-л-Халасы, поджег его, и оно сгорело. Одна женщина из хас'ама сказала:

Бану умама 132 повержены наземь в ал-Валийе 133, как пьяные, в каждом из них — копье.
Они пришли к своей святыне и встретили перед ней львов, скрежещущих зубами при виде мечей.
Наделили позором женщин хас'ама воины ахмаса.

А сейчас Зу-л-Халаса — порог входа мечети в Табале. Дошло до нас, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: “Не погибнет мир сей до тех пор, пока женщины племени даус 134 не будут [снова] ударяться задами о Зу-л-Халасу, поклоняясь ему, как они поклонялись раньше” 135.

У Малика и Милкана, потомков Кинаны, на берегу у Джудды 136 и в тех краях был идол, называемый Са'д 137.

/37/ Это был длинный камень. Как-то один араб привел своих верблюдов, чтобы поставить их перед ним, желая этим снискать на них его милость. Но когда он подвел их к идолу, они убежали от него, потому что на него проливали кровь 138. Они разбежались в разные стороны и ушли от него. [Тогда] араб рассердился, взял камень и бросил в идола, говоря: “Не дал тебе Аллах благословения, чтобы ты был богом! Ты разогнал от меня моих верблюдов!” Потом он пошел искать их, собрал их всех и ушел от него, говоря:

Мы пришли к Са'ду, чтобы он соединил нас, но рассеял нас Са'д. Мы [больше] не принадлежим Са'ду.
Разве Са'д не просто скала в пустынной земле — он не зовет ни к ложному, ни к правильному пути.

А у бану мунхиб ибн даус из племени даус был идол, которого называли Зу-л-Каффайн 139.

Когда они приняли ислам, пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, послал ат-Туфайла ибн 'Амра ад-Дауси, и он ожег его, говоря: [29]

О Зу-л-Каффайн, я больше не поклоняюсь тебе! Мы по рождению благороднее тебя!
Я наполнил нутро твое огнем!

У бану ал-харис ибн йашкур ибн мубашшир из племени ал-азд был идол, называемый Зу-ш-Шара 140.

/38/ Один из гитрифитов 141 сказал:

Мы остановились вокруг Зу-ш-Шара, и разбило врагов наше огромное войско!

А у племен куда'а 142, лахм 143, джузам 144, 'амила 145 и гатафан 146 был в землях на границе с Сирией идол, называемый ал-Укайсир 147.

О нем говорит Зухайр ибн Аби Сулма:

Я поклялся торжественно священными камнями ал-Укайсира 148 и местом, где сбривают волосы с головы вместе со вшами.

/39/ А Раби’ ибн Дабу’ ал-Фазари 149 сказал:

Поистине, я клянусь тем, для кого вокруг ал-Укайсира люди распевают восхваления и славословия!

О нем же говорит аш-Шанфара ал-Азди 150, живший в союзе с племенем фахм 151:

Да, человек, который взял под свою защиту 'Амра и его сородичей, клянусь покровами ал-Укайсира, суров со мной!

У племени музайна 152 был идол, называемый Нухм 153. По нему давали имя 'Абд Нухм. Хранителя Нухма звали Хуза'и ибн 'Абд Нухм, [он был] из племени музайна, из рода 'адда'. Когда он услышал о пророке, да благословит его Аллах и да приветствует, то бросился на идола и разбил его и сказал:

Пошел я к Нухму, чтобы забить возле него жертвенное животное, как это я делал обычно.
/40/ И сказал я себе, когда подумал, разумно ли это: “Разве это бог, немой
154 и не разумеющий?”
Я отверг его, и вера моя теперь — вера Мухаммада, бог небес, славный, щедрый!

Потом он присоединился к пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, и принял ислам и поручился, что его сородичи музайниты [тоже] примут ислам.

Об этом идоле также говорит Умаййа ибн ал-Аскар 155:

Когда ты встретишь двух черных пастушков с их овцами, клянущихся Нухмом, [30]
Которые делят между собой куски мяса, уйди, и пусть не охватит тебя желание [поесть этого] мяса!

У племени азд ас-сарат был идол, называемый 'А'им 156. О нем говорит Зайд ал-Хайр, он же Зайд ал-Хайл ат-Та'и 157:

Ты рассказываешь тем, кого встретил, что ты обратил их в бегство, но ты даже не знаешь, как выглядит их клеймо, нет, клянусь 'А'имом!

/41/ У племени 'аназа 158 был идол, называемый Су'айр 159.

Однажды Джа'фар ибн Аби Халлас ал-Калби ехал на своей верблюдице, и она прошла мимо идола. А перед этим аназиты совершили около него жертвоприношения, и вот верблюдица убежала от него, а Джа'фар сказал:

Убежала моя молодая верблюдица от жертв, распростертых вокруг Су'айра, к которому пришли два сына Йакдума,
А толпы йазкуритов вперили взоры в него, но он не отвечает им прорицанием.

/42/ Сказал Абу-л-Мунзир: Йакдум и Йазкур — потомки 'Аназы, и Джа'фар видел, как люди из этих племен совершают обход вокруг Су'айра.

У арабов были серые камни, поставленные стоймя, вокруг которых они совершали обход и перед которыми они приносили жертвы. Называли они эти камни ал-ансаб, а обход называли давар.

Об этом говорит 'Амир ибн ат-Туфайл. Однажды он пришел к племени гани ибн a'cyp, когда они совершали обход вокруг своего камня, увидел, как красивы девушки, обходившие вокруг камня, и сказал:

О, если бы мои дядья по матери из племени гани должны были совершать обход (давар) каждый вечер!

Об этом же говорит 'Амр ибн Джабир ал-Хариси ал-Ка'би:

Поклялся род Гутайфа не прогонять свое стадо, а я поклялся камнями (ал-ансаб), что им не испугать [меня].

Об этом сказал и ал-Мусаккиб ал-'Абди 160 'Амру ибн Хинду 161:

Ходят вокруг их камней (нусб) мальчики (худжн) маленькие, а брови у них едва не поседели.

(Худжн означает “мальчики”)

Об этом сказал также ал-Фазари. Курайшиты рассердились на него из-за какого-то проступка и запретили ему входить в Мекку, и он говорит: [31]

Я погоняю своих жертвенных верблюдиц, везя с собою мои [священные] камни (ансаб). Разве есть мне господин среди моих сородичей?

Некто из племени дамра 162 сказал об этом во время войны, что была у них:

Я поклялся камнями (ал-ансаб) и покровом!

/43/ Об этом же говорит ал-Муталаммис ад-Дуба’ и ‘Амру ибн Хинду относительно того, что он сделал с ним и с Тарафой ибн ал-'Абдом 163:

Ты изгнал меня (атрадтани), опасаясь насмешки, но нет, клянусь ал-Лат и камнями (ал-ансаб), не найдешь ты спасенья!

То есть “не спасешься”. “Ты изгнал меня” — от формы атрада, а не тарада.

Об этом говорит 'Амир ибн Басила Абу-т-Туфайл ал-Лайси 164 во времена ислама, вспоминая войну, в которой он участвовал:

Ты не знаешь, сколь многим набегам, подобиям прилету на водопой птиц ката, когда стаи следуют одна за другой,
Встал я навстречу [вместе] с моим гнедым [конем], который похож на камень (нусуб), вымазанный кровью убитых верблюдов.

У племени хаулан 165 в их землях был идол, называемый 'Умйанис. Они обычно давали ему долю своего скота и урожая, деля ее, как они утверждали, между ним и Аллахом, велик он и славен. Но то, что попадало в долю Аллаха из доли 'Умйаниса, они возвращали идолу, а то, что попадало в долю идола из доли Аллаха, которую они назначили ему, они оставляли у идола.

/44/ Это делал род из племени хаулан, называемый ал-удум или ал-усум. О них, как дошло до нас, было ниспослано: “Они устраивают для Аллаха долю того, что Он произрастил из посевов и скота, и говорят: „Это — Аллаху!" — по их утверждению, — „А это — нашим сотоварищам". И то, что бывает для их сотоварищей, это не доходит до Аллаха, а то, что для Аллаха, то доходит до их сотоварищей. Скверно то, что они судят!” (Коран VI, 137)

Хассан ибн Сабит 166 сказал об ал-'Уззе, что была в Нахле:

Я свидетельствую с дозволения Аллаха, что Мухаммад — посланник того, кто высоко над небесами,
И что Абу Йахйа и Йахйа
167 совершили для его веры деяния, принятые [им].
И что та (Т. е. ал-'Узза), что [находится] посреди долины Нахла, и те, кто верит в нее, — словно бесплодная земля (ал-фалл), лишенная благ, [32]
И что тот, к кому враждебны, были иудеи, сын Марйам
168, — посланник, пришедший от владыки трона, посланный им.
И что тот, кто был в ал-Ахкафе 169, когда, они упрекали его, усердствовал для дела Бога и поступал справедливо.

Хитам сказал: ал-фалл — это бесплодная земля, в которой нет благ и изобилия, и он сравнил ее (ал-'Уззу. — В. П.) с нею.

У племени ал-харис ибн ка'б 170 была кааба в Наджране 171, которую они почитали.

/45/ Она — та самая, которую упомянул ал-А'ша 172. Но утверждали, что она не была местом поклонения, а только обителью для тех людей, которых он упомянул.

Мне кажется, что это так и было, потому что я не слышал, чтобы хариситы давали кому-нибудь по ней имя в стихах.

У племени ийад 173 была тоже кааба в аз-Захре 174 на реке Синдад между Куфой и Басрой. Это ее упомянул ал-Асвад ибн Йа'фур 175. Я слышал, что это было не капище для поклонения, а только почетное жилище, поэтому он и упомянул ее.

Человек из племени джухайна 176 по имени 'Абд ад-Дар ибн Худайб сказал своим сородичам: “Давайте построим святилище в месте, называемом ал-Хаура', на их землях, которое уподобим Каабе, и будем почитать его, и склоним [к почитанию его] многих арабов”. Но они сочли это невозможным и не согласились с ним. И он сказал об этом:

Я хотел, чтобы было воздвигнуто здание, чистое от греха и далекое от неправедности.
Но отказались те, кто уклоняется, когда призывают их к великому делу, и ищет убежища в Каудаме 177.
Бранятся они, что бы им ни приказывали. А если их позовут — отворачиваются, а кое-кто делает вид, что он немой.
/46/ Польза от них — только чужим, а сородичам они наносят раны глубокие, как клеймо.

Сказал Хишам ибн Мухаммад:

Абраха ал-Ашрам 178 построил в Сане святилище — церковь, которую он назвал ал-Калис, из мрамора и прекрасного позолоченного дерева и написал царю Эфиопии: “Я построил для тебя церковь, /47/ подобной которой никто никогда не строил. И я не оставлю арабов [в покое], пока не отвращу их паломничество от святилища, к которому они с ним ходят”. Узнал об этом один из тех, чьей властью переносятся священные месяцы 179, послал двух своих сородичей и велел им отправиться [туда] и испражниться там. Те так и сделали. Когда узнал об этом Абраха, он разгневался и спросил: “Кто осмелился на это?” Ему ответили: “Кто-то из поклоняющихся Каабе”. И он разгневался и вышел в поход со слоном и эфиопами. И случилось с ним то, что случилось 180. [33]

Рассказал нам 181 ал-Хасан ибн 'Улайл: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: рассказал нам Абу-л-Мунзир Хишам ибн Мухаммад: сообщил мне АбуМискин 182 со слов своего отца, который сказал:

когда Имру'-л-Кайс ибн Худжр отправился в набег на племя асад, он прошел мимо Зу-л-Халасы, а это был идол в Табале, и все арабы почитали его, и было у него три [гадательные] стрелы: “повелевающая”, “запрещающая” и “откладывающая”, — он три раза перемешал перед ним стрелы, и выпала “запрещающая”. Тогда он сломал стрелы, ударил ими идола по лицу и сказал: “Да укусишь ты член своего отца! Если бы твой отец был убит, не воспрепятствовал бы ты мне!” Потом он напал на племя асад и одержал над ним победу.

И больше перед ним ни о чем не гадали на стрелах, пока Аллах не принес ислам. А Имру'-л-Кайс был первым, кто отказался от него.

/48/ Рассказал нам ал-'Анази: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: сказал Хишам ибн Мухаммад: рассказал мне человек по имени Абу Бишр 'Амир ибн Шибл из племени джарм 183, сказав:

У племен куда'а, лахм и джузам и жителей Сирии был идол, называемый ал-Укайсир. Они совершали к нему паломничество и брили возле него головы. И всякий раз, как кто-нибудь из них брил голову, он бросал с каждым волоском щепоть (курра) муки.

Сказал Абу-л-Мунзир: ал-курра означает “щепоть”.

В это время к ним обычно приходило племя хавазин. И если кто-нибудь из них приходил до того, как паломник бросит щепоть муки с волоском, то он говорил: “Дай мне! Я проситель из хавазина!”

А если он опаздывал к этому времени, то брал эти волосы вместе со вшами и мукой, пек из этого хлеб и съедал его. Однажды племена джарм и джа'да 184 поспорили из-за источника, называемого ал-'Акик, предоставили уладить дело пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, и посланник Аллаха решил его в пользу племени джарм. Тогда Му'авийа ибн 'Абд ал'Узза ибн Зира' ал-Джарми сказал:

/49/ Я из племени джарм, как вы узнали, когда были собраны перед пророком толпы!
И если вы недовольны его судом, то я словами пророка доволен!
Разве ты не видел, что джарм одержало верх, а ваш отец сидит со вшами в яме у ал-Укайсира?
Когда бросают щепоть [муки], он говорит: “Брось ее без вшей, я проситель из хавазина!”
185
Что вы такое по сравнению со всеми этими людьми? Вы только хвост и голени.
Вы как два мизинца, что удались короткими и обогнали их в длине другие пальцы.

Сказал Абу-л-Мунзир Хишам ибн Мухаммад: аш-Шарки 186 прочитал мне об этом стихи Сураки ибн Малика ибн Джу'ума ал-Мудлиджи из племени кинана: [34]

/50/ Разве не запретили вам ругать нас, — нет у вас отца! — джузам и лахм, отказавшиеся от базаров?
Миски каждого кудаита подобны колодам для водопоя у Радвы
187, а носы [ваши] в пыли
Из-за щепотки позора, унизившей вас. Но ведь один человек не стыдится, а другой не ест
188.

Рассказал нам Абу 'Али ал-'Анази: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: сообщил нам Абу-л-Мунзир Хишам ибн Мухаммад ибн ас-Са'иб ал-Калби: сообщил мне мой отец, сказав:

поклонение идолам началось с того, что, когда Адам, мир над ним, умер, сыновья Шиса ибн Адама погребли его в пещере на горе в стране Хинд (т. е. в Индии). Гора эта называется Науз, и это самая плодородная гора на земле. Говорят: “Изобильнее Науза и бесплоднее Барахута”. А Барахут — это вади в Хадрамауте у селения, называемого /51/ Тин'а 189. Рассказал нам ал-'Анази: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: сказал Абу-л-Мунзир: сообщил мне мой отец со слов Абу Салиха, передававшего слова Ибн ‘Аббаса, сказавшего: души верующих находятся в ал-Джабийе 190, в Сирии, а души многобожников — в Барахуте.

Рассказал нам Абу 'Али ал-'Анази: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: сообщил нам Абу-л-Мунзир со слов своего отца, передававшего слова Абу Салиха со слов Ибн 'Аббаса, который сказал:

потомки Шиса приходили к телу Адама в пещере, и поклонялись ему, и призывали на него милость [божью]. Потом один человек из потомков Кабила (имеется в виду Каин), сына Адама, сказал: “О дети Кабила! У потомков Шиса есть то, вокруг чего они совершают обход и чему поклоняются, у вас же нет ничего”. И он высек для них идола и был первым, кто сделал его.

Рассказал нам ал-Хасан ибн 'Улайл: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: сообщил нам Абу-л-Мунзир: рассказал мне мой отец:

Вадд, Сува', Йагус, Йа'ук и Наср были праведными людьми, и умерли они в один месяц. Родичи их скорбели по ним, и тогда один человек из потомков Кабила сказал: “О люди, хотите ли вы, чтобы я сделал вам пять идолов по их подобию, но я не смогу вложить в них души?” — “Да”, — сказали они, и он высек им пять идолов наподобие этих людей и установил их для них.

/52/ И приходил человек к своему брату, или дяде по отцу, или двоюродному брату и поклонялся ему и совершал вокруг него обход, пока не ушло это первое поколение. А сделаны они были во времена Йарди (различное написание в тексте) 191 ибн Махлаила ибн Кайнана ибн Ануша ибн Шиса ибн Адама.

Потом пришло второе поколение, и они почитали их сильнее, чем, первое. [35]

Затем после них пришло третье поколение, и люди сказали:

“Наши предки почитали их только потому, что надеялись на их заступничество перед Аллахом”. И они стали поклоняться им, и усилилось это у них, и укрепилось их безбожие. Тогда послал Аллах к ним Идриса, мир над ним, а это Ахнух ибн Йарад ибн Махлаил ибн Кайнан, пророком, и он воззвал к ним, но они сочли его лжецом. Тогда вознес его Аллах к себе на высокое место (ср.: Коран XIX, 58).

/53/ И продолжало усиливаться их безбожие, как сказал Ибн ал-Калби со слов Абу Салиха, передававшего слова Ибн 'Аббаса, пока не возмужал Нух ибн Ламк ибн Матушалах ибн Ахнух. И Аллах послал его пророком, а было ему тогда 480 лет. Он призвал их к вере в Аллаха, велик он и славен, пророчествуя в течение 120 лет. Но они ослушались его и обвинили во лжи. Тогда велел ему Аллах сделать ковчег. Он закончил [делать] его и сел в него, когда ему было 600 лет. И утонул тот, кто утонул, а он жил после этого еще 350 лет. И вот возвысились воды потопа и покрыли всю землю. А между Адамом и Нухом прошло две тысячи и двести лет. Воды потопа низвергли этих идолов с горы Науз на землю. Усилились течение воды и бег ее по странам, пока не выбросила она их на землю у Джудды. Потом вода спала, и они остались на берегу, и дули на них ветры, пока не скрыли их [под наносами].

Рассказал нам ал-Хасан ибн 'Улайл: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: рассказал нам Абу-л-Мунзир Хишам ибн Мухаммад: если [идол] был сделан из дерева, или золота, или серебра по образу человека, его называли санам, а когда он был из камня, то назывался васан 192.

/54/ Рассказал нам ал-'Анази: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: рассказал нам Абу-л-Мунзир со слов своего отца, передававшего слова Абу Салиха, рассказывавшего со слов Ибн 'Аббаса, что последняя вода потопа осталась в Хисме 193 на земле племени джузам. Она оставалась там сорок лет, а потом отступила.

Рассказал нам Абу 'Али ал-'Анази: рассказал мне 'Али ибн ас-Саббах: сказал Абу-л-Мунзир: сказал ал-Калби:

'Амр ибн Лухайй — а это Раби'а ибн Хариса ибн 'Амр ибн 'Амир ибн Хариса ибн Са'лаба ибн Имру'-л-Кайс ибн Мазин ибн ал-Азд, прародитель племени хуза'а, мать которого звали Фухайра бинт ал-Харис, но говорят, что она была дочерью ал-Хариса ибн Мудада ал-Джурхуми, — был прорицателем, он завладел Меккой, изгнал из нее джурхумитов и стал хранителем ее. У него был дух из джиннов, по прозванию Абу Сумама, и он сказал 'Амру:

“Поспеши в путь из Тихамы 194 со счастьем и миром!” — “Да, и не задержусь!” — ответил тот. Джинн сказал: “Иди на берег у Джудды. Найдешь там приготовленных идолов. Принеси их в Тихаму и не бойся. Потом призови арабов им поклоняться — ответят тебе согласием!” [36]

И он отправился на берег у Джудды, выкопал их и понес, пока не пришел в Тихаму. Настало время хаджжа, и он призвал всех арабов поклоняться им.

/55/ Отозвался на это 'Ауф ибн 'Узра ибн Зайд ал-Лат ибн Руфайда ибн Саур ибн Калб ибн Вабара ибн Таглиб ибн Хулван ибн 'Имран ибн Илхаф ибн Куда'а. И 'Амр дал ему Вадда. Он отнес его в Вади ал-Кура, и установил его в Думат ал-Джандал, и назвал своего сына 'Абд Вадд. Он был первым, названным по его имени, а 'Ауф — первым, кто дал имя 'Абд Вадд. Потом арабы стали давать по нему имена.

'Ауф сделал своего сына 'Амира, которого называли 'Амир ал-Адждар, хранителем его, и его потомки продолжали служить ему, пока не принес Аллах ислам.

Сказал Абу-л-Мунзир: сказал ал-Калби: рассказал мне Малик ибн Хариса ал-Адждари 195, что он видел его, то есть Вадд а. Он сказал: “Мой отец обычно посылал меня к нему с молоком и говорил: "Напои своего бога"”. Он сказал: “А я выпивал молоко сам”. Он добавил: “Потом я видел, как Халид ибн ал-Валид разбил его и разломал на куски”.

Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, послал Халида ибн ал-Валида после похода на Табук 196, чтобы он разрушил его. Но потомки 'Абд Вадда и 'Амира ал-Адждара пытались помешать ему сделать это, и он сражался с ними, [пока] не перебил их, а потом разрушил его и разломал. Среди тех, кто был убит в тот день, был человек из потомков 'Абд Вадда по имени Катан ибн Шурайх. Подошла его мать, увидела, что он убит, и сказала:

/56/ Да, не вечна эта любовь, и не устоит счастье против судьбы.
И не устоит перед судьбой козленок, мать которого стоит на высокой скале, [охраняя его]!

Потом она сказала:

О ты, объединяющий! Объединяющий внутренности и сердце! О, если б твоя мать не родилась и не родила!

Потом она склонилась над ним, издала стон и умерла 197. Убит был также Хассан ибн Масад, сын дяди ал-Укайдира 198, правителя Думат ал-Джандал.

И Халид разрушил его (идола Вадда. — В. П.). Сказал ал-Калби: я попросил Малика ибн Харису: “Опиши мне Вадда, чтобы было так, будто я смотрю на него”. Он сказал: “Это было изображение человека, самого большого, какой бывает. На нем были высечены два одеяния, в одно он одет, а другое накинул сверху. Он опоясался мечом и повесил на плечо лук. В руках у него копье со значком и колчан со стрелами”.

Сказал [Ибн ал-Калби]: вернемся к повествованию. [37]

/57/ [На призыв] 'Амра ибн Лухаййа отозвалось племя мудар ибн низар, и он дал одному человеку по имени ал-Харис ибн Тамим нбн Са'д ибн Хузайл ибн Мудрика ибн ал-Йа'с ибн Мудар из племени хузайл [идола] Сува'. Он находился в месте, называемом Рухат в долине Нахла, и поклонялись ему те мудариты, что жили поблизости. Один араб сказал:

Ты видишь их столпившимися вокруг своего вождя 199, как толпятся хузайлиты вокруг Сува'.
А рядом с ним лежат повергнутые перед ним жертвы, взлелеянные пастухами.

Отозвалось [на призыв] племя мазхидж, и 'Амр дал Ан'аму ибн 'Амру ал-Муради Йагуса. Он находился в Йемене на холме, называемом Мазхидж, и ему поклонялись племя мазхидж и те, кто жил поблизости. Отозвалось и племя хамдан, и 'Амр дал Малику ибн Марсаду ибн Джушаму ибн Хашиду ибн Джушаму ибн Хайрану ибн Науфу ибн Хамдану Йа'ука. Он находился в селении, называемом Хайван, и ему поклонялись племя хамдан и те, кто жил поблизости в Йемене.

Ответили [на призыв] химйариты, и он дал одному человеку по имени Ма'дикариб из рода зу ру'айн 200 Hacpa.

/58/ Он находился на земле Саба' в месте, называемом Балха', и ему поклонялись химйариты и их соседи. И они поклонялись ему, пока Зу Нувас не обратил их в иудейскую веру. Этим идолам поклонялись до тех пор, пока Аллах не послал пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, и он велел разрушить их.

Сказал Хишам: рассказал нам ал-Калби со слов Абу Салиха, передававшего слова Ибн 'Аббаса, который сказал: пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: “Был мне показан ад, и я увидел 'Амра, низкорослого, рыжего, голубоглазого человека, влачащего свои кишки сквозь огонь. Я спросил: "Кто это?", и мне ответили: „Это — ‘Амр ибн Лухайй, первый, кто резал ухо верблюдице бахира, отпустил верблюдицу васила, пустил пастись на свободе верблюдицу са'иба, сделал запретной верблюдицу хами 201, изменил веру Ибрахима и призвал арабов служить идолам"”. Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: “Более всего похож на него из его потомков — Катан ибн 'Абд ал-'Узза”. Тут вскочил Катан и спросил: “О посланник Аллаха! Повредит ли мне чем-нибудь сходство с ним?” Тот ответил: “Нет, ты — мусульманин, а он — неверный”. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: “Был мне показан ад-Даджал (Антихрист. — В. П.), и я увидел человека одноглазого, смуглого, о курчавыми волосами. Из потомков 'Амра более всего похож на него Аксам ибн 'Абд ал'Узза”. Тут встал Аксам и спросил: “О посланник Аллаха! Повредит ли мне чем-нибудь сходство с ним?” Тот сказал: “Нет, ты — мусульманин, а он — неверный”.

/59/ Рассказал нам ал-'Анази Абу 'Али: рассказал нам 'Али ибн ас-Саббах: сообщил нам Хишам ибн Мухаммад Абу-л-Мунзир: [38] сообщил нам Абу Басил ат-Та'и со слов своего дяди по отцу 'Ангары ибн ал-Ахраса, сказавшего:

у племени таййи' был идол, которого называли ал-Фалс 202. Это был красный выступ посреди их черной горы, называемой Аджа' 203, похожий на изображение человека. Они поклонялись ему, делали ему подношения и приносили около него животных в жертву. Если приходил к нему боящийся, он был в безопасности возле него; если кто угонял скот и скрывался с ним у него, скот оставляли ему, и убежище возле него было нерушимым.

Хранителями его были потомки Баулана, а Баулан — это первый, кто начал поклоняться ему. Последним его хранителем /60/ из них был человек по имени Сайфи. Он угнал молочную верблюдицу одной женщины из племени калб, рода 'улайм, соседки благородного Малика ибн Кулсума аш-Шамаджи. Он ушел с ней и привел ее во двор [капища] ал-Фалса. Соседка Малика пошла к нему и рассказала, что он (Сайфи. — В. П.) угнал ее верблюдицу. Малик вскочил на неоседланную лошадь, взял копье и пустился по его следам. Он нашел его возле ал-Фалса — и верблюдица стояла перед ал-Фалсом — и сказал ему: “Отпусти верблюдицу моей соседки!” Тот ответил: “Она принадлежит твоему господину”. Малик сказал: “Отпусти ее!” Тот спросил: “Неужели ты предашь своего бога?” Тогда Малик направил на него копье, и тот развязал ей путы, и Малик уехал с ней. А хранитель подошел к ал-Фалсу, посмотрел на Малика, поднял руку и сказал, показывая ею на него:

/61/ О господин мой! Малик ибн Кулсум предал сегодня тебя, [отняв] старую, крепкую верблюдицу!
А до сегодняшнего дня тебя не обижали!

Этим он хотел вызвать гнев [идола] против Малика. А в тот день 'Ади ибн Хатим 204 принес возле него жертву и сидел с несколькими людьми, разговаривая о том, что сделал Малик. 'Ади испугался этого и сказал: “Посмотрите, что постигнет его сегодня!” Но прошли дни, и ничто его не постигло. Тогда 'Ади отрекся от поклонения ему и другим идолам и принял христианскую веру. Он оставался христианином, пока Аллах не принес ислам, и он принял его.

Малик был первым, кто отказался от служения идолу. А после этого, если хранитель угонял животное, его отнимали у него. Но ал-Фалсу продолжали поклоняться, пока не началась миссия пророка, да будет над ним мир, и он послал к нему 'Али ибн Аби Талиба, и тот разрушил его и забрал два меча, которые ал-Харис ибн Аби Шамир ал-Гассани, царь гассанитов, /62/ надел на него, а назывались они Михзам и Расуб. Это те два меча, которые упомянул 'Алкама ибн 'Абада в своих стихах. 'Али ибн Аби Талиб принес их пророку, да благословит его Аллах и да приветствует, и тот опоясался одним из них, а потом отдал его 'Али ибн Аби Талибу, и это тот самый меч, которым он обычно опоясывался.

Закончена Книга об идолах. Хвала Аллаху, Господу миров! 205.

(пер. В. В. Полосина)
Текст приводится по изданию: Хишам ибн Мухаммад ал-Калби. Книга об идолах (китаб ал-аснам). М. Восточная литература. 1984

© текст - Полосин В. В. 1984
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - svan. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 1984

Изготовление и продажа вагонки из лиственницы по низкой цене.