Комментарии

Комментарии

В русском переводе Доношения в квадратные скобки заключены слова, не имеющие себе соответствия в итальянском тексте, но поясняющие, как нам кажется, смысл соответствующих мест.

1. Трудно точно определить эту меру длины, поскольку протяженность мили заметно разнилась в зависимости от конкретной страны, области или даже города, где эта единица пространственного измерения применялась. Далее в тексте (см. с. 64) выясняется, что "лига" соответствует 2,5 итальянских миль.

2. У Ключевского (ук. соч. (Произведения уже цитированные во Введении, будут здесь указаны только как ук. соч.), с. 195—196) читаем: "В дождливое время город был очень грязен, поэтому на площадях и улицах строились кое-где мосты". Если к свидетельству Ключевского добавить сведения Татищева (см. прим. 70 к Введению) и учесть, что в Москве существовали многочисленные "пруды, образованные запруженной Неглиной, которые отделяли каменный Кремль от остального города" (Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии. М., 1962, с. 73), то вполне объяснимо впечатление да Колло, что город построен на болотах. Кроме того, не исключено, что под словом "palude" (болото) венецианец подразумевал просто "грязь". Ср. у Тихомирова: "Непролазная грязь отделяла Замоскворечье от города и в других местах, оставив о себе воспоминание в названиях "болото", "за болотом" (ук. соч., с. 82).

3. Ключевский называет Московский Кремль "крепостью" (ук. соч., с. 196), Аннинский переводит как "замок" (см.: Трактат, с. 114). Мы предпочли перевести словом "кремль", поскольку нам кажется, что это лучше соответствует определению миланского "Кастелло Сфорцеско", послужившего в данном случае, хотя бы частично, образцом. Да Колло применяет титул "дука" и к Людовику Сфорца и к русским князьям, поэтому "дукати" названы их владения. Мы перевели этот титул по-русски как "герцог", когда идет речь о Людовике, и "князь", когда идет речь о русских князьях.

4. Церковь, о которой говорится,— Успенский Собор, построенный Аристотелем Фиораванти; однако же, Карамзин не допускает, что это была единственная каменная церковь в Москве в 1518 г. (ук. соч., т. VII, прим. 392). И Меховский говорит о 3 каменных церквях и о 3 каменных домах (палатах) (см.: Трактат, с. 114).

5. Переводим словом "укрепление" итальянское "forte", т.е. fortezza, что значит "крепость", поскольку да Колло говорит о "стенах". Вероятно, венецианец имеет ввиду Китай-Город, где после 1535 г. деревянные его стены были заменены каменными (см. Тихомиров М.Н., ук. соч., с. 74—76).

6. Предпочитаем использовать для "contrade" слово "район", поскольку им пользуется и Тихомиров, говоря о Москве конца XVI в. (ук. соч., с. 68—69). Что касается распоряжения о закрытии ворот и о запрете свободного движения, оно касается лишь ночных часов, даже если да Колло этого не объясняет. То же сведение, с нужным уточнением, находим и у П. Иовия (ук. соч., с. 187 г). См. также подробные сведения, данные Ключевским, (ук. соч., с. 195 и 218) и Карамзиным (ук. соч., т. VII, столб. 127).

7. "Иноземцам с умом и дарованьем легче было въехать в Россию, нежели выехать из нее". (Там же, столб. 112). Меховский сообщает, что не только холопы и пленные, но и свободные люди и иностранцы не могли покинуть страну без разрешения Князя (см. Трактат, с. 115).

8. На эту подробность указывает Ключевский: "При поступлении на службу иностранец получал от царя в подарок платье, лошадь и прочее..." (ук. соч., с. 111).

9. Этот отрывок об отсутствии написанных законов и о воле Великого Князя, действующей как закон, а также два примера поведения подданных по отношению к княжеским приказаниям были приведены Карамзиным. (ук. соч., прим. 384 к VII тому). В подтверждение рассказанного, да Колло описывает эпизод, имевший место во время путешествия, на который указывается и в ТМ. От Смоленска до Драгобужи польский конвой плыл на лодке, а лошади велись по земле. В какой-то деревне двое из русских, ведших лошадей, поспорили с местными жителями, но, как утверждает да Колло, без каких-либо последствий. Об этом стало известно Великому Князю позже, после их прибытия в Москву. Князь послал всех этих слуг (60 человек), связанных и под конвоем, к итальянским дипломатам, чтобы в их присутствии они покончили с собой. Итальянцы не могли допустить такое, пишет да Колло, и с большим трудом сумели добиться помилования несчастных. В тождественных Карамзину и да Колло словах описывает и Ключевский власть Князя над своими подданными, даже если он говорит о вельможах. "Государь может каждого из них, когда захочет, лишить сана и имущества, которые он же дал ему, и низвести в положение последнего простолюдина. Все вельможи, советники и другие люди высшего класса, называли себя холопами государя и не считали бесчестием для себя, когда государь приказывал кого-нибудь из них побить, за какой-нибудь проступок; побитый, напротив, оставался очень доволен, видя в этом знак благосклонности государя, и благодарил его за то, что пожаловал, удостоил исправить и наказать его, своего слугу и холопа" (ук. соч., с. 69). В свою очередь, да Колло (также и в ТМ) рассказывает, что на важные собрания советники приходят постившись, чтобы лучше давать Князю советы; если же кто-нибудь из них молчит, то Князь ударяет его палкой, "как животное"; ударяемый же простирается перед ним ниц, бьет челом, благодарит за наказание и просит прощения.

10. Об этом же см.: Меховский. Трактат, с. 114.

11. Это же сведение о плате дани в мехах, встречаем у Меховского, (Трактат стр. 1). Из перечисленных зверей и животных да Колло, возбуждает некоторое недоумение лишь "пардо" т.е. леопард. Думается, что да Колло имел в виду снежного барса, (irbis), в то время распространенного в районе Южного Урала. "Доссо" в итальянском тексте, вероятнее всего ошибочно переписано "тассо" — барсук. Для "lupo cerviero"— рысь, см. ниже примечание 14.

12. И это сведение да Колло воспроизводится Карамзиным, (ук. соч., т. VII, столб 123).

13. Более подробное описание этой ярмарки на берегу Двины находим в ТМ: москвичи стояли на берегу, иностранные купцы были в лодках, а когда река замерзала, стояли на льду. Каждая сторона выставляла свои товары, переговоры велись знаками, кивком головы — да или нет. Купля-продажа производилась иногда наличными деньгами, иногда обменом товарами.

14. Из описания шерсти этих собак "блестящей, длинной и очень белой" можно предполагать, что идёт речь о песцах (по-латыни "canis logopus"). Пользуясь переводчиком, да Колло, вероятно, понял собака, исходя из слова " песец", понимаемого как "пёс". Карамзин, наоборот, говорит, что речь идет о волках, хотя правильно отождествляет "lupo cerviero" с рысью (ук. соч., прил. 387 к VII тому). При всем том, что сибирский волк может иметь шерсть белую и красивую, она однако же не бывает такой белой и блестящей, как описывает да Колло шерсть этих "собак", т.е. песцов.

15. Далее в тексте мы узнаем, что этот рассказ о ловкости охотников касается жителей Урала и вообще Югры. Ключевский ссылается на свидетельство Самуэля Коллинса (сто лет спустя), который рассказывает об охоте с собаками, запряженными в сани (ук. соч., с. 167—168). Герберштейн также говорит о ловкости местных охотников, умеющих простреливать зверям ноздри, чтобы не портить мех, но он имеет в виду лапландцев (см.: Comentari della Moscovia, с. 72)

16. О богатстве русских лесов, в которых жили дикие пчелы, дающие мед, сообщает и М.Н.Тихомиров (см.: М.Н.Тихомиров. Средневековая Россия на международных путях. М., 1966, с. 59).

17. Внимательно наблюдающий за всем да Колло уже отметил присутствие медовухи во время путешествия к Москве (см. с. 24 Введения). Сведения о запрете, наложенном на свободную продажу медовухи и других алкогольных напитков, находим и у Меховского (Трактат, с. 114). Под разрешением торговать подразумевается, вероятно, казенная монополия. Ключевский пишет, что в XVII веке "питейная продажа была едва ли не самою выгодною монополию казны" (ук. соч., с. 151). Судя по сведениям да Колло, такое положение характерно уже для начала XVI века.

18. Трудно что-либо сказать об этой цифре. У Меховского указано намного меньше — около 200000 (см.: Трактат, с. 112—113). Иовий (ук. соч., с. 137) дает цифру 150000, т.е. ближе к Меховскому, информаторами которого были военнопленные. Возможно, преувеличение да Колло основано на ложных сведениях, данных ему его русскими собеседниками, которые хотели представить свое государство более мощным, чем оно было на самом деле (см.: Ключевский, ук. соч., с. 81—82).

19. Сольдо был самой мелкой монетой в Венеции, один же золотой дукат равнялся 125 сольдо.

20. "Золотой монеты в Московском государстве не чеканили, но в обращении было много иностранных золотых монет, и их цена колебалась" (см.: Ключевский, ук. соч., с. 274, 277). Приблизительная цена, установленная да Колло, который сравнивает стоимость мешка зерна и вола, кажется убедительной.

21. После да Колло несколько путешественников отмечают роскошную одежду, принадлежащую казне и говорят об обычае одалживать ее дворянам и их свите по большим праздникам (см. Ключевский, ук. соч., с. 45, 54, 149—150). Возможно, да Колло преувеличивает цифру в 200000, но так или иначе интересно его замечание о многочисленности государственных кладовых на значительном расстоянии, как от моста Риальто до площади Сан-Марко в Венеции.

22. Этот отрывок об иллюминации был переведен и объяснен Карамзиным (ук. соч., прим. 356, т. VII).

23. Ключевский тоже рассказывает, что "по обычаям московского двора, иноземные посольства освобождались от всяких путевых издержек с самого вступления на почву московского государства", и уточняет, в чем состоят эти "провизии" (ук. соч., с. 42, 51—52). Рассказ да Колло показывает обилие провизии и подтверждает обычай посылать иностранным делегациям уже готовую еду с княжеской кухни, о чем пишет, между прочим, и Ключевский (там же).

24. Как видно из картины, описанной да Колло, Московское княжество отделено от Белой и Черной Руси. Но у него границы указаны довольно неясно. Кроме того, да Колло еще путает и дает неточно некоторые термины. Белую Русь он называет также Великой (в ней истоки Днепра — ТДП, с. 42). И в ТМ читаем, что княжеский престол — в Великой Руси. Иными левами, да Колло отождествляет Московию с Белой и Великой Русью. Но ведь так же считали и П. Иовий (ук. соч., с. 188), и А. Кампензе (ук. соч., с. 127). В дальнейшем в европейской историографии все чаще использовался лишь термин Московия.

25. В тексте название "Plescovia" одинаково для города и для области. Здесь явная ошибка, вызванная тем фактом, что так же, как около Нижнего Новгорода происходит слияние Волги с Окой, так и у Пскова соединяются тоже две реки — Пскова и Великая.

26. В итальянском тексте "ottiseris" для Твери; у П. Иовия встречаем в форме "Ottisserie" (ук. соч., с. 134v).

27. Поскольку несколько ниже, да Колло говорит о "царстве Нижегородском", несомненно здесь речь идёт о Новгороде Великом и в таком случае очевидна ошибка, касающаяся Волги и Оки. Но это не должно нас удивлять, потому что путаница "Волхов-Волга", а также "Волга-Волок" была более чем оправдана для западного уха. В случае с Новгородом такая путаница усугублялась фактом существования одного и того же наименования для двух разных городов. В ТМ читаем, что Новгорд огромное царство и город, который омывает река Волга; видимо, это относится к Волхову. Нет никаких намеков на Оку, которая упоминается и в ТМ в заметке о Нижнем Новгороде.

28. "Vatia", затем "Vitka" и "Viatha" — речь идет все время о Вятке; вариации зависят от того, как да Колло слышит название. Ниже да Колло еще раз повторяет название княжества — Вятское (на этот раз правильно).

29. По итальянскому оригиналу трудно определить эти три княжества — Волоцкое, Ржевское и Бельское. Наш перевод обусловлен тем, что они следуют в том же порядке в списке великокняжеских титулов у Карамзина и у П. Иовия.

30. Трудно идентифицировать и княжество "Ростовское" (по-итальянски "Rusonese", а в ТМ "Rusomense"). Но у Карамзина после "Бельский" и перед "Ярославский" встречаем "Ростовский". Устюг не числится между титулами Великого Князя и поэтому его нет у Карамзина.

31. "Belosonia" — в итальянском тексте ошибочное написание (n вместо r). Подтверждением, что речь несомненно идет о Белоозере, является то, что у Карамзина после "Ярославский" идет "Белозерский".

32. У Карамзина после "Белозерский" идет "Идорский" и потом — "обдорский". В ТДП отсутствует "Идорский", который, напротив, встречается в ТМ. Таким образом исчезает последнее недоумение в значении "Oldgriense". Видимо, буква "б" (b) прочитана Латино, или даже записана самим Франческо как "л" (l).

33. Под вопросом остается "Comalense". Тут ни Карамзин, ни Иовий не могут нам помочь, и следует обратиться к Меховскому. Он говорит именно о княжествах Холмском, Зубцовском и Клинском (Трактат, с. 122—123). Мы предполагаем, что "Comalense" соответствует Хмельскому. Аннинский тоже поясняет, что Холмский это Хмельский.

34. "Тверь" уже появлялась как "Othseria", теперь мы встречаем наименование "Туворда". У Кампензе находим "Тиверда" (ук. соч., с. 127).

35. "Sripsinia" (правильно: Скрисиния) — древнее наименование северо-восточной Швеции, которая граничила с государством Великого Князя, как несколько раз подчёркивает да Колло.

36. Итальянский термин "castricampi" (прилагательное от "castrum campi" т.е. "полевые палатки") соответствует полностью русскому термину "полевые", "кочевые" или "степные" (татары). На уже упомянутой карте Вальдзеемюллера (см. с. 17 Введения) в степи между Доном и Днепром указано "Campestria Tartar" (т.е. татары степные). Иовий, который основывается на сведениях, сообщенных Д.Герасимовым, объясняет, что татары пользуются в качестве домов телегами, покрытыми кожей (ук. соч., с. 188). То же указание находим на карте Московии Г. В. Аньезе (1550), которая срисована с другой, приписываемой Д. Герасимову (1525), или во всяком случае сделанной по его наставлениям (см.: Л. Багров, ук. соч., с. 40). На уровне средней Волги там можно прочесть "Tartan castricampi", со следующим кратким пояснением. "Все эти северные татары не располагают постоянными жилищами кроме тех, что они возят с собой,— телеги, покрытые кожей вместо домов". Поскольку у Меховского не встречается прилагательное "castri campi", можно предположить, что да Колло перенял его у Вальдзеемюллера или читал Иовия, а возможно, и имел доступ к карте Г. В. Аньезе. В этом случае отсутствие автографа не дает возможности установить, существует ли соответственное слово уже в заметках или оно появилось позже.

37. В итальянском переводе трактата Меховского Historia delle due Sarmatie (с. 121—122) встречаем "Usczuga" рядом с "Usczuch" (вероятно, так было и в латинском оригинале). Оба названия встречаются и у да Колло, кроме разницы в буквах ("d" вместо "g" — как читается в итальянском тексте). Более чем естественно предположить, что эти два названия казались ему двумя разными городами.

38. Вятка вошла довольно поздно, в конце XV в., в состав Московского княжества. До тех пор она сохраняла свою независимость. Вероятно, да Колло имеет ввиду именно эту долгую независимость, когда называет эту "область" царством.

39. "Valudchzta" у да Колло очень напоминает "Vauldizka" у Меховского (ук. соч., с. 121). Кроме того, порядок перечисления у да Колло тот же, что и у Меховского: Устюг, Вятка, Вогульская земля (у да Колло отсутствует здесь Пермь, которую встречаем у Меховского). Любопытно также указание, что эта область находится в Татарии (другое наименование Азиатской Скифии) — области, простирающейся за Танаем. Сведение довольно точное.

40. Да Колло в третий раз называет Тверь, но каждый раз называет по-новому: Atheseria, Tuvarda (см. прим. 26 и 34), а теперь — область "Таурска". У Меховского (ук. соч., с. 122) находим "Тдоверчска" и "Таверд". Поэтому можно предположить, что да Колло списал у него, не отдавая себе отчета, что речь идет о том же самом городе, уже названном им.

41. Сведение, что казанская земля дает 30 000 воинов что ее жители татары магометане, имеется у Меховского (ук. соч., с. 113, 116).

42. Данные, касающиеся Югры и Карелии, ее гор, лесов и долин, которые простираются до Ледяного моря, а также сообщения о жителях, об их языческих обычаях и примитивных нравах встречаются и у Меховского (ук. соч., 129—130). В противовес Меховскому, который полемизирует с теми, кто утверждает, будто это высокие горы, да Колло рассказывает о высочайших горах, думая, наверное, о Рифее.

43. Сообщение о первобытных нравах жителей касается, по всей вероятности, лапландцев, об отсталости которых пишет и Иовий (ук. соч., с. 133).

44. См. с. 8 Введения.

45. См. прим. 84 Введения.

46. См. прим. 84 и 86 Введения.

47. Верное указание о расположении Уральских гор рядом с областью Югра. Название Югра для восточного Урала, где проживали вогулы и остяки, вначале находившиеся по ею сторону гор, появляется в XIV— XV веках (см.: Кизилов Ю.А., ук. соч., с. 62 и след.). Вогулы был полуоседлыми охотниками горнотаежного Зауралья, и, быть может, собеседники да Колло имели в виду эту характерную для них черту, когда описывали их менее дикими, более человечными (по сравнению с вышеназванными лапландцами). Что же касается описания горы "Югориски", то единственное недоумение вызывает сведение, что от подножья до середины там вечные снега, а от середины до вершины — "пепельная" почва. Что это может означать? Что наверху, выше облаков нет даже снега? Возможно, тучи, окутывавшие пики, производили впечатление, что снег доходит лишь до середины горы. Герберштейн, который, как и да Колло, не видел Урала, описал его горы по рассказу очевидцев: ...они совершенно лишены леса и почти даже травы..." (Трактат, с. 205). Скалистый, строгий вид этих гор, по описаниям русских, мог привести да Колло к заключению, что с середины до самого верха они "пепельные". Один из русских летописцев описывает эти горы очень живо: "...суть горы заидуче луку моря, им же высота аки до небес... Есть же путь до гор тех непроходим пропастьми, снегом и лесом; тем же не доходим их всегда..." (цит. по: Н. П. Барсов. География начальной летописи.— Очерки русской исторической географии. Варшава, 1865, с. 61). См. также прим. 51 Введения. Комментируя это описание, Д. М. Лебедев объясняет его тем, что пики гор окутаны облаками (см.: прим. 51 Введения).

48. Следуя космографии своей эпохи, да Колло говорит о двух Скифиях, указывая, что Рифейские горы возвышаются и в той и в другой и соединяются с Гиперборейскими, которые идут с Запада на Восток вдоль Арктического океана (что можно видеть и на карте Вальдзеемюллера).

49. "Exobigitana" — по Птолемею, это область, простирающаяся между Борисфеном и Танаем, где проживали "Exobigiti". Их соседями на Западе были роксоланы, на Востоке — хамаксобы. Что касается "castricampsi", см. прим. 36.

Трудно узнать татар чагатайских в хохдайских, как они названы в итальянском тексте, но на помощь приходит Меховский, у которого встречаем "чахадайензи" (Czahadaiensi) (ук. соч., с. 124). В итальянском тексте Доношения отсутствует "а" между согласными "х" и "g", возможно, из-за трудности передать по-итальянски эти звуки, которые могли показаться да Колло грубыми, или просто речь идёт об ошибке. Далее в тексте Доношения встречаем для чагатаев название "Вагдаший". Тут, по всей вероятности, на "В" заменили "X"; что касается "X", то можно предположить, что да Колло передавал этой буквой звук "3" в слове "Zagataj", использованном Паоло Иовием и Кампензе для чагатайских татар. И сегодня в венецианском диалекте используется буква "X", чтобы передать мягкое "З".

50. Сведение, что Борисфен-Днепр протекает около Львова находим также в отчете о ходе переговоров (см. прим. 61 Введения). Но в ТМ рассказ подробнее: Борисфен "протекает по трем русским землям — т. е. Черная Русь королевская. Белая Русь Московского Князя и Красная (Червонная) Русь Польского Короля, вблизи ее столицы Леополис, а затем впадает в то же море Еуксинус..."

51. Этот вопрос подробно рассмотрен в Введении (см. с. 22).

52. Древние думали, что в мифических горах Северной Европы, — Гипербореях, находится место пребывания божества Борея, давшего наименование и северному ветру.

53. Это описание Гипербореев соответствует полностью представлениям той эпохи, как следует из карты Вальдзеемюллера. Северно-европейский горный хребет брал свое начало в Норвегии, проходил вдоль Шведского побережья, направляясь к Востоку, и там исчезал во тьме неизвестности. Да Колло считает, что Югра начинается до и простирается за Рифеем (Уралом), хотя в XVI веке уже было установлено, что под этим названием (Югра) имеется в виду лишь Зауралье.

54. См. Введение, с. 20—21.

55. Нет никаких сомнений о месте расположения рек Молога и Шексна; что же касается "Седугас", возможны лишь гипотезы (Сухонь или Ладога?). Выходит, что кроме Рифея — Урала, по его мнению, на русской земле существуют и другие Рифеи. В действительности это мнение основывается на карте Вальдзеемюллера 1516 г., на которой горный хребет пересекает весь центр России.

56. Ясно, что указанное выражение следует понимать как место соединения двух рек.

57. Указание "Биармия" заставляет подумать, что да Колло имеет в виду город Устюг, находящийся у соединения рек, хотя и не называет его. Более подробно описание этой ярмарки дается в ТМ, где говорится, что из-за языковых трудностей торговцы, приезжающие из разных областей, объясняются знаками и жестами, как уже было сказано о Риге. Товар раскладывался на берегу, и каждый выбирал по желанию, положив надлежащую сумму или вещь. О "Скрисинии" см. выше прим. 35.

58. Трудно установить, о каких именно островах идет речь. М. П. Алексеев думает, что речь идет о Новой Земле, упомянутой уже П. Лэтом (см.: М. П. Алексеев, ук. соч., с. 67). Мнение, что купцы "не заботятся о тонкостях дела", касается, очевидно, условий торговли в Устюге, как это подтверждает ТМ (см. предыдущее прим.), поскольку здесь не ведутся предварительные переговоры о цене, а стоимость товара устанавливается приблизительно.

59. Здесь скорее всего имеется в виду продажа крепостных. Во время своего пребывания в Москве да Колло имел возможность лично познакомиться с этой стороной русской жизни, хотя его описание во многом близко к Меховскому (ук. соч., с. 112). Некоторые люди из его свиты купили себе девушек для собственного развлечения, и да Колло, как он сам признается, в ТМ, тоже сделал это. Да Колло утверждает, что единственной целью и условием такой торговли были половые сношения с купленной.

60. Запрет, наложенный божествами и человеческими законами, о котором говорит да Колло, вероятно, касается купли-продажи крепостных крестьянок с целью половых сношений.

61. Почти тождественно описание выбора у Паоло Иовия. Поэтому возникает вопрос: был ли самостоятельным рассказ да Колло, т.е. действительно был ли он услышан им в Москве, или да Колло прочитал труд Иовия, вышедший в Венеции, и ввел этот эпизод в свое "Доношение" позже?

62. См. прим. 86 Введения.

63. Остается неизвестным, как, исходя из каких расчетов и предположений, да Колло сумел установить размеры. Думается, не стоит вдаваться в объяснения, поскольку все очень зыбко здесь и приблизительно.

64. Уже было замечено, что нам не удалось установить личности этих людей.

65. Непонятна эта ссылка на Европу. Скандия — название южной провинции Швеции, принадлежавшей частично Швеции, частично Дании.

66. "Внешний океан" — это Атлантический океан. Он "внешний" в отличие от внутренних морей Средиземного моря.

67. Во время пребывания да Колло в Москве граница со Скрисинией, т.е. Швецией, была перенесена несколько на Запад, и Белоозеро находилось внутри Московского княжества. Возможно, да Колло имеет в виду более ранний период войн между Новгородом и Швецией.

68. "Elsingia" должно происходить от "Aeningia", название, под которым Плиний имел в виду восточную Финляндию.

69. "Tavastia" от древних тавастов. Война, о которой пишет да Колло,— это, как всегда, война со Швецией, когда эта часть современной Финляндии находилась под шведским владычеством. Озеро, о котором говорится, возможно, Белоозеро или Ладога, место военных действий между Новгородом и Швецией.

70. В итальянском тексте — "sino Venedego"; по-латыни sinus значит "залив", a "Venedae", т.е. Venedi, немецкое наименование для лужицких сербов (полабских славян) и шире — для всех славян.

71. Этот обширный рассказ о политической ситуации и отношениях между Ливонией, Московией и Польшей основан, по всей вероятности, на сведениях, полученных в Москве, возможно, от того же Николая Любчанина.

72. Об истории готов, выходцев с острова Готланд, много пишет Меховский в Трактате.

Сделать ремонт land rover быстро и недорого можно в техцентре AWD-AUTO.