Самуил Георг Гмелин. Путешествие по России... Часть 2.

САМУИЛ ГЕОРГ ГМЕЛИН

САМУИЛА ГЕОРГА ГМЕЛИНА, ДОКТОРА ВРАЧЕБНЫХ НАУК, ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, ЛОНДОНСКОГО, ГАРЛЕМСКОГО И ВОЛЬНОГО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА ЧЛЕНА

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО РОССИИ

ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРЕХ ЦАРСТВ ПРИРОДЫ

RЕISE DURCH RUSSLAND ZUR UNTERSUCHUNG DER DREI NATURREICHE

Князь Вяземский, овладевший неприятельским станом, послал атамана Федора Павлова с вооруженными казаками и стрельцами искать убежавших неприятелей. Который и действительно привел со стрелками и огнестрельным оружием великое множество, а князь у пленных допытаться не мог, куда точно Емтурчей убежал, то он возвратился в город где Дербиш Але объявлен царем астраханским, и те татары, кои или в Астрахани остались, или в бегстве пойманы, России и новому их владельцу в верности присягали. Между тем, главнокомандующие имели между собою военный совет, на котором положено за приведенным в страх Емтурчеем гнаться. Для того снабдили нового астраханского царя достаточным гарнизоном, а над оным начальствующим сделали князя Андрея Барятинского и Петра Тургенева, а армию разделили на многие части. Та, с которою Вяземский взял неприятельский лагерь, осталась при нем и он с нею отправился в море.

Предводители передового полка заняли протоки волжские Ризан, и Чаган, и Иванчук полковники Полиахтий Тимофеев и князь Давид Кордуров, другие ж протоки стерегли другие начальники. Все команды собрали знатное число варваров, кои или в лодках, или на берегу находились. Многие так же из россиян, кои у них из давних лет как пленники служить принуждены были, получили свою вольность; наконец, узнали, что Емтурчей с великим числом войска на ту сторону Волги, которая Мочак называется и Кизлярскую степь напояет, в сторону Белого озера ушел. Россияне, за ним погнавшись и пришед к тому месту, услышали только сие, что он убежал в Тюмень.

Вся дорога, туда ведущая, была занята, а сверх сего легкие войска разосланы по островам, близ берега находящимся. Сии захватили великое число сообщников Емтурчеевых с деньгами, сокровищами и ружьями, и от них спознали, что жены Емтурчевы живут в стороне Сшимошагской, а об нем самом никакого известия не получили. Итак, Павлов и Федор Рышков с имеющимися при них войсками туда поехали, а чтоб никакого о сем подозрения не было, то ехали денно и нощно, и противились, порубили и овладели сокровищами.

Царицы было четыре: первая называлась Тевкель, вторая Камбуза, третья Ертугана и четвертая Гиринна. Сия последняя в плену родила сына и назвала оного Яриштом. С женами Емтурчеевыми попались также в руки россиянам и царские дети, старшего сына жена Мергивана и дочь; так же и внука [290] Емтурчеева Барбиш Тогда узнали, что Емтурчей со всем астраханским дворянством и великим войском через узкое Мочановское болото ушел в Карабулат.

Предводители, собрав своих войск столько, сколько потребно было, отправились поспешно в путь и седьмого числа июля пришли к озеру Карабулату и, нашед там неприятельский лагерь, всех в оном побили. Однако, Емтурчей с некоторыми из храбрейших людей ушел и убежал к Белому озеру, но когда и там его россияне нагнали, то он и тут спасшися бегством, с двадцатью сотоварищами своими прибежал в Азов, о чем после узнано было; оставшиеся же татары были или побиты или в полон взяты. Как скоро о сем конечном поражении Емтурчея получено было известие, то все татары, кои до сего времени прятались, собрались вместе и отправили к победоносным предводителям послов с прошением, чтобы они поступили с ними по своей милости, а не по их заслугам, и оказали б над ними то милосердие, коим пользоваться имели счастье, как оставшиеся в городе при взятии оного, так и в побеге пойманные.

Итак, назначен был от россиян день, в который каждый, кто российской милости участником быть желает, явился бы в Астрахань. Посему пришли князь Ираклеш, который из помянутых послов был знатнейший, Ишим и Али со всеми их сродственниками, подданными Прибыл также и Енгуваш Асей с 3000 вооруженной конницы, пять сот мурз и князей и 7000 простых татар. Сии все присягали торжественно, чтоб им и их потомкам вечно быть российскими подданными и платить российскому монарху подати в год по четыре тысячи рублей, и всех российских пленников отдать обратно, а, наконец, по смерти Дербиш Алея просить нового царя у государи российского.

После сих договоров российского войска предводители взяли всех из давних времен в полон попавших россиян, а им обратно отдали полоненных татар и приказали знатным и благородным жить в городе, а чернь отослали в деревни. 29 дня июля Пронский и прочие генералы со всею армиею отправились обратно в Москву, оставив при Дербиш Алее довольный гарнизон. Командующие, объявив письменно о благополучном успехе их экспедиции государю, россиян в сие счастливое время вольность получивших, и Емтурчееву фамилию взяли с собой. В октябре сего ж года прибыли они в Москву, где приняты с чрезвычайными похвалами и получили за свою верную, победоносным концом увенчанную, службу от государя достойные награждения (Дальнейшие страницы описания истории Астрахани, главным образом, историю восстания Разина, повторяющую общеизвестные факты, мы опускаем.).

Во время краткого владения царя Федора Алексеевича в Астраханской губернии ничего важного не случилось. В 1705 гoду приключилось бедственное кровопролитие, которое тогда [291] бывшие стрельцы в оной учинили. В 1722 и следующие года, в которые славный персидский поход отправляем был через оную, сделали город Астрахань очень известным; но мне об оном говорить не для чего, потому что почтенный российский историограф, коллежский советник господин Миллер журнал г. Соймонова внес в свои собрания. В бывшее в 1727 году моровое поветрие померло много астраханских жителей; между многими пожарами случившийся в 1767 году, был всех разорительней. Впрочем, после оного, выключая канал проведенный между Волгою и Кутумом и новый план, по которому предписано выстраивать город, никакой знатной перемены в Астрахани не случилось. Итак, сие меня побуждает сделать совершенное географическое описание Астрахани и соседственных ей мест, которые я, упомянув прежде, нужное о Волге сообщу немедленно.

ОПИСАНИЕ ВОЛГИ

Волга, которую древние писатели Раа, калмыки — Едшиль, а татары Етель называют, есть наибольшая и примечания достойнейшая река в свете. Она выходит в сорока милях выше Ярославля, в Ржевском уезде из Волховского леса, где маленький ручеек впадши в одно озеро, в двух милях оттуда находящееся проходит в другое озеро Волгой называемое и через оное вытекает.

Волга, в которую бесчисленное множество рек и речек впадает, по причине многих излучин, заливов, мелей, островов и наносных песков для езды опасна и только в мае и в июне месяцах, в которые, особливо к северу лежащие реки от растаявшего снега сильно наводнившись, сей реке свою воду сообщают, большие суда по ней обыкновенно безопасно ходят. Ибо тогда не только низкие острова затопляемы бывают, что через оные ездить можно, но и вся около лежащая там низкая земля так водою покрывается, что одни только верхушки высоких дерев видны бывают. Итак, Волга, в рассуждении сего, подобна Нилу, что в Египте, и тем еще более, что после наводнения, весною бываемого, земля становится весьма плодородна, что особливо на лугах приметно. Половина течения Волги почитается в Саратове. До сих мест и отсюда течет сия река от полуденного своего истока прямо на север пространною долиною, которая у россиян займищем зовется и оно повыше Царицына не выше пяти верст. От Царицына же она склоняет свое течение прямо на юг и займище ее чрезвычайно широко: которое против Царицына, как сказывают, простирается слишком на шестьдесят верст; а мне кажется, что при форпосте Каменском, где самая большая его почитается широта, едва ль занимает 30 верст. От помянутого форпоста до Астрахани делается оно от часу уже и составляет только от пятнадцати до двадцати верст и из последней положенной меры никогда не выступает. [292]

Правый берег Волги так как у всех российско астраханских в сих странах рек, то есть у Дона, Воронежа, Хопра, Медведицы и прочих, высок и горист, а левый низок и для того, как выше сказано, высокая сторона нагорною, а низкая луговою называются. Стремление Волги и всех здесь вышеупомянутых рек бывает наипаче на правой берег, отчего оному превеликий вред делается и для того я упоминал о Черном Яре, что может быть по прошествии тридцати лет не будет более сей крепости. От Царицына до Астрахани Волга очень широка и в редких только местах бывает она шириною на одну версту. Для перевоза через Волгу выбираются особливо узкие места, из коих два весьма славными почитаются; одно находится при Замьяновом городке, где ширина Волги не более ста сажен составляет, а другое при станице Ветляницкой, где она почти равную с помянутым местом ширину имеет; однако, место при Замьяновском городке за самое лучшее почитается, потому что, переехав Волгу, можно еще переправляться через имеющийся на яицкой степи; к Волге лежащий проток, который так мелок, что татарские арбы через оный удобно переезжать могут.

Ахтуба также в разных местах высыхает или, по крайней мере; во многих местах течение ее прерывается. Кроме сих, есть еще перевозы при станице Копановской и при форпосте Каменском; однако, последний всех хуже. Впрочем, везде Волги ширина более версты составляет, а глубина оной, кроме сказанных: мест, знаменита, и для того способно по ней ходить и самым большим судам.

Из путешествия моего от Царицына до Астрахани уже видно, что Волга очень много делает островов и знатнейшие из них суть: Сарпинский против селения братского общества, Чечеринский и Арбузный, из коих первый в пяти верстах выше крепости Енотаевской, а последний лежит против самой крепости. Около Астрахани находится островов весьма много, и чем больше Волга к своему концу приближается, тем более они умножаются, ибо неизвестно, чтобы из какой другой реки столь много протоков выходило, сколько из Волги в сем ее течении.

Первый проток волжеский, под именем Ахтубы известный, выходит с левой стороны Волги в десяти верстах выше Царицына, на том месте, где вышеупомянутый шелковый завод находится и для оного заведены два селения, из коих одно из трех сот семей состоит и Верхним Безродным городком называется, а другое называемое Нижним Безродным городком имеет в себе пятьдесят дворов. Сия, на помянутом месте из Волги выходящая, Ахтуба протекает через все левое волжское займище до Красного Яра и сюда, извиваясь, и течет то ближе к Волге, то край яицкой степи напояет, который россияне по примеру других степных начал кряжем называют; наконец, у Красного Яра впадает в Бузан и посредством оного сообщает свою воду Каспийскому морю. [293]

А как Ахтуба только во время весеннего наводнения имеет порядочное течение, в прочем во всем с стоячею водою сходствует, то во многих местах высыхает, а иногда так наносными песками пресекается, что едва следы воды остаются, то не без основания спросить можно настоящим ли она протоком волжским или лучше прудом названа быть может? Она в самом широком месте не более тридцати сажен составляет, и в самом большом удалении от Волги в Яицкую степь расстояния не более тридцати верст составляет.

Великое множество волжских истоков и от них сделавшиеся ручьи напояют займище волжское w тем не малое в перевозе с Яицкой степи на Куманскую делают затруднение, но, с другой стороны, суть причиною того преимущества, которое в рассуждении плодородия восточный берег пред западным имеет и какое усматривается на сей стороне, особливо между Царицыным и Черным Яром, коим преимуществом калмыки в летнее время надлежащим образом пользоваться умеют.

Второй главнейший волжский проток называется Бузан. Он в сорока верстах выше Астрахани у станицы Лебяжинской выходит из Волги, течет несколько мимо Красного Яра и, приняв в себя Ахтубу, впадает в море.

Третий, в трех верстах выше Астрахани из Волги выходящий проток волжский, есть Болда, четвертый Кутум, который при самой Астрахани также вытекает из Волги и, склонясь на север, опять течение свое оттуда обращает к югу, наконец, соединившись с Болдою, вместе с оною выходит в море.

Несколько пониже города Астрахани при татарской деревне Цареве отделяется от Волги другой проток, Царевым называемый. За оным следует Башмаковка, потом Чаган и Иванчук, а после сих самая Волга и по правую сторону оной проток, Бехтимир называемый

Сии суть знатнейшие, из Волги выходящие истоки. Но есть также и такие, кои то в те, то в другие протоки впадают, между собой соединяются и опять один от другого отделяются, так что для дальнейшего своего течения столь славная Волга через сие еще тем славнее делается, что она более, нежели семьюдесятью горловинами впадает в Каспийское море. Из сего можно иметь понятие, как о изобилии, которое волжским рыбным ловлям приписывается и о которых я в настоящее время говорить буду, так и представить себе те болотистые стороны, из коих вся околичность между Астраханью и Каспийским морем состоит, которые ни для чего другого сему городу не служат, как только жителям оного в рассуждении здоровья причиняют вредное следствие, кои в любителях отечества должны возбудить ревность, дабы впредь богатством, от волжского рыболовства происходящим, так пользоваться можно было, чтобы оное не причиняло более того вреда, который до сего времени единственно оно одно делало. [294]

Как я уже о Красном Яре в одном месте упоминал и более об оном в моих дневных записках писать не будет случая, то прошу извинить, когда я, обратясь к оному, внесу здесь краткое об оном повествование.

Красный Яр от нынешней Астрахани отстоит в тридцати верстах, а построен во время владения царя Алексея Михайловича. Намерения, для коих сей город заложить за благо рассудилося, были сии, чтобы жители оного за разбойническими предприятиями донских казаков, кои из Волги в Бузан выходили, а оттуда проходили в Каспийское море, как уже о сем недавно говорено, прилежно смотрели, чтоб выходить им в море не давали, чтоб сверх сего неприятельские движения, тогда еще не совсем в добрый порядок приведенных калмыков удерживали, и чтобы весьма часто случающиеся от киргиз-кайсаков нападения отвращали. Для того пять сотен человек из Астрахани и из других российских городов переселено в Красный Яр и там снабдены всеми нужными для жития касающимися потребностями. Земля, по праву сему городу принадлежащая, с лесами, лугами и рыбными изобильными водами вверх от оного по Бузану на семь верст на двести сорок одну сажен, а вниз на тринадцать верст и триста сажен простирается, а в каждой версте по старинному положению считается в длину семьсот сажен. В 1729 —1730 годах в Красном Яру несколько купцов из доброй воли и охотна поселились и для того в 1745 году уничтожена ратуша. В прежние времена в сем городе настоящего коменданта не бывало, а только в оный из Астрахани штаб и обер-офицеров с некоторым числом солдат посылали, а в недавних годах сделаны в оном настоящие коменданты и учреждена также канцелярия.

Из проишедших от пятьсот сюда переселившихся семей потомков выбрали пятьдесят человек молодых людей, и оные названы красноярскими казаками, коих сие число и поныне содержится, и как скоро один остареет, то другой младший его место заступает. Над ними поставлен хорунжий, который жалования получает в год по тридцати рублей, а простые казаки по тринадцати рублей и по семидесяти четыре копейки, и сим жалованием должны каждый стараться завести лошадь, ружье, стрелы и лук. Дается также каждому на государев счет по одному фунту пороху и некоторое число пуль. Сих красноярских казаков не употребляют в дальнюю посылку, а употребляются они только в нужных случаях в рассуждении калмык или должны вместо курьеров бегать в Астрахань и, наконец, по пятнадцати человек из оных по новому учреждению, к чему нынешний лебяжинский сотник подал повод, в летнее время быть с почтовыми лошадьми в деревне Дурновке, чтоб тем обеспечить тягость астраханских и лебяжинских казаков, почту отправляющих. Кроме гарнизона считается нерегулярного войска и всякого звания людей в Красном Яру мужеска пола восемьсот тридцать человек, а женска триста тридцать душ. [295]

Красный Яр лежит при протоке Бузане на кругловатом,, в округе песчаном, а в середине солью и селитрой наполненном, бугре, который сколько длинен, столько и широк, и оба диаметра оного имеют почти по две версты. Если б на оном нарочно ивы насажены не были, то б лесу совсем не было.

Напротив того соленые травы там раскошествуют, и между оными особливо господствует заманиха. С восточной стороны окружает сей город река Алгара, которая гораздо выше оного из Ахтубы выходит, и собственным своим устьем впадает в Каспийское море. С южной и западной стороны текут вместе реки Бузан и Ахтуба, а к северу находится узкий и чрезвычайно кривой ручей, Огородный называемый, который при соединении Ахтубы с Бузаном выходит и впадает в Алгару. Итак, бугор, на котором Красный Яр построен, есть настоящий остров, который хотя очень высок, однако, везде покатистое положение имеет, не выключая также и тех мест, кои реки Бузан и Ахтуба наполняют. Внутренние слои красноярского берега, из глины и песку состоящие, в разных местах красный имеют цвет, что и подало причину сей город назвать Красным Яром, потому что на татарском языке яр значит весьма крутой берег.

В сем городе считается двести тридцать семь дворов, кои по большей части лежат к полудню, все же деревянным, ныне почти обвалившимся, обнесены крепостным строением. Однако, в Красном Яру в кремле находится и хорошая каменная церковь. Улицы в нем столь узки, что в оных едва две арбы разъехаться могут, и дома так тесно построены, что один сильный пожар весь Красный Яр в ничто обратить может. Посреди красноярского бугра видны ямы, из коих с 1715 по 1747 год с пользою выкапывали селитру, а теперь сия работа прекратилась. Причину сего красноярцы приписывают недостатку селитренной материи, а я не знаю их. На северной стороне города, также и там, где прежде бывших селитренных ям ширина оканчивалась, находятся славные красноярские овощные огороды, кои с открытой стороны насажены превеликими ивами от насильствия ветров защищаются. Они своим хозяевам приносят не малую прибыль, потому что всякая овощь, в Астрахань летом и осенью продаваемая, привозится из Красного Яра. Славен также сей город чрезвычайной величины родящимися луковицами, кои часто вырастают величиною в два мужских кулака. Женский пол особливо упражняется в сажании луковиц и я здесь сие привожу вместо примечания, что отцы красноярских девок особливое усиление в том поставляют, чтобы трудом своих дочерей насаженные луковицы продавать, им деньги отдавать, а они б на оные девическое свое украшение покупать могли. Впрочем, известно, что есть много бедных баб и вдов, кои совсем одиноки будучи, сажанием луковиц кормятся.

Красноярские жители упражняются также и в скотоводстве, и нет ни одного столь бедного, который бы не имел лошади [296] или коровы. Сие место дает также коровам особливое преимущество, то есть, они более и молочнее других бывают. В 1743 и 46 годах жителям Красного Яра много зла причинили киргиз кайсаки, кои, у них в то время отогнав скот, сожглл и скотные их дворы, потом было моровое поветрие на людей и лошадей, коим причиненный урон и поныне еще чувствителен. Что ж касается до рыбной ловли, то упражняются в оной одни калмыки и малое число других людей, и астраханские ватаги, у коих оная состоит на откупу, получают также от нее превеликую прибыль. Жители красноярские вообще бедны и выручаемые ими от огородов и рыбных ловлей деньги за другие нужные вещи должны они уступать Астрахани. Обращение с калмыками приносит им некоторую пользу и потому красноярцы, как и царицынские, черноярские и енотаевские жители, говорить умеют по-калмыцки.

НАВОДНЕНИЕ ВОЛГИ

Наводнения, в весеннее и летнее время Волгою причиняемые, наипаче в отдаленных российских странах растаявшему снегу приписываемые, также и от бываемого с моря южного происходящие ветра, который не только оные производит, но и на самую Волгу сильно действует, заслуживают всякое внимание: ибо после одного, так как в Египте при разлитии Нила, следует плодородие, а другое мореплавание каспийское делает легчайшим, потому, что близ своих устьев очень мелкая и ничем другим как наносными песками наполненная река, оттого столь много воды получает, что суда, кои иногда по месяцу в пути бывают, пока от Астрахани до Четырех Бугров дойдут, в то время сей сто четыре версты составляющий путь в двое суток оканчивают.

Двадцать пятое число апреля по учиненным мною опытам полагаю я за то время, в которое вода в Волге при Астрахани прибывать начинает и не ложным знаком, за коим сия перемена давать имеет, служит потом цвет Волги, которая совсем белою делается. Вода в реке прибывает до первого числа июня, до той степени повышения, до которой ее самая большая прибыль довела; после сего опять мало-помалу убывает и в конце июня опять бывает уже Волга в своих берегах (Часть записок, где автор приводит подробные данные о прибытии воды по своим наблюдениям мы опускаем.).

ПОГИБЕЛЬ ЗАЙЦЕВ И МЫШЕЙ

Займище или долина, которую волжская вода заливает, наподобие океана, к превеликому вреду и бедствию зайцев и мышей, покрывается. Большие звери, как-то: волки, [297] лисицы, кабаны и прочие или время, в которое время Волга прибывает, уже знают, или по крайней мере начало прибывания оной примечают, и для того уходят в глубь степи, а зайцы, когда к ним полая вода подступает и когда оною везде окружены бывают, ищут для своего убежища в займище возвышеннейших мест, а если и сии потоплены будут, то ни один своей погибели избежать не может; если ж они для своей безопасности выберут такие высокие места, выше коих полая вода никогда не всходит, то ожидают их на оных о сем знающие охотники и в сем случае сих зверьков живых ловят руками; для того заячья охота ни в какое другое время славнее не бывает, как в сие. Различные роды мышей, в волжском займище живущих, во время полой воды стараются спастись двояким образом, но как один, так и другой, по большей части опасный бывают. Есть между ними такие, кои вдаются в плавание, для того к самой Волге стадами прибегают, чтоб через оную с восточного берега переплыть на западный, и действительно находятся при сем такие, кои по три версты и более по оной переплывают, пока, наконец, совсем ослабевшие, смертью своею то изведать принуждены бывают, что им природа никаких для плавания не дала членов, и так в ту же погибель, только что несколько позже тех своих товарищей” кои оной за недостатком сил и способности себя прежде подвергли, впадают, а другие, ища себе убежища, на дерева оные влезают, но там сверху караулят их хищные птицы, коим они служат приятною добычею, а внизу ожидают их сомы, кои, как скоро мышь на низу дерева увидят, то так сильно своими хвостами об оное дерево ударяют, что мыши, тем ударом приведены будучи и беспорядок, по необходимости вниз падают и потом наижесточайшим образом пожираемы бывают. Таким же образом достают сомы и молодых ворон, еще летать не могущих, то есть они играют в воде до тех пор, пока одна или со всем гнездом упадет, а потом хватают своею жадною пастью желанную добычу и тем показывают для чего они играли.

Если после наводнения Волги по восточному берегу сей реки лежащее займище делается плодородным, то говорил я уже в одном месте, что от оного ж наводнения западный берег всякий год вред претерпевает, который от того происходит, что стремление Волги, по примеру других в сих странах рек, преимущественно действует на правую сторону оной. Для сего, может быть, татары город Астрахань с западного берега перенесли на восточный. И, может быть, по прошествии многих или немногих лет сему примеру будут последовать и другие города. По крайней мере, сей совет не был бы излишен, чтобы впредь не очень близко к западной стороне Волги строились. Легче претерпевать меньшее зло, нежели сносить большее, и если свет еще не скоро скончается, то однакож всегда стараться должно для потомков. [298]

О ВЕТРАХ АСТРАХАНСКИХ

Южный ветер, который здесь вообще моряною или морским ветром называют, дует не в известное время, однако, весьма много оного случается в последних летних месяцах, бывает так же очень часто при начале и конце зимы. Если сие известно, что он способствует каспийскому мореплаванию, то напротив того производит сие вредное действие, что болотистая сторона между Астраханью и устьями Волги еще болотистее делается, а иногда и вся водою затопляется, так что никогда от Астрахани до Четырех Бугров сухим путем ездить невозможно. Он умножает почти несносный летний жар; а когда зимою бывает, то очень часто причиняет лихорадки с кашлем и горячки, истину чего два раза я сам на себе изведал. А как он особливо способствует к деланию около Астрахани болот, то для сего ниже Астрахани живущие должны чувствовать еще сильнейшие следствия, какие низкие места в теле человеческом причиняют. Но, к великому счастью здесь живущих, нет недостатка в буграх. Если б оным впредь лучше пользоваться умели, как теперь, и вводить в обыкновение еслиб старались, чтоб болота так как и Ингерманландии и Финляндии осушены были, и еслиб сделали плотины и если б возбудили желание к подражанию примера нынешнего господина губернатора, то б можно было надеяться, что южные ветры в Астрахани производить бы более не могли тех опасных действий, кои теперь причиняют. Среди зимы по большей части дуют северные и восточные ветры, и от них-то в Астрахани зима делается, а весною по большей части северные и северо-западные ветры бывают.

ОПИСАНИЕ УСТЬЯ ВОЛГИ

Несмотря на то, Волга, не доходя до Астрахани, на различные уже протоки разделяется, однак река еще и при городе в ширину две тысячи двести футов имеет. Зимою, которая иногда один, а иногда два месяца продолжается, замерзает она так крепко, что с тяжелыми возами через нее ездить можно. Однако, не проходит ни одного года, чтоб в зимнее время несколько неосторожных людей в Волге или в Кутуме не потонуло. Не только многие протоки, на которые Волга ниже Астрахани разделяется, но и многие острова оттого делающиеся суть тому причиною, что иногда в ней только от осьми даже до пяти футов глубина воды бывает.

ОПИСАНИЕ АСТРАХАНИ

(Опускаем подробности описания расположения Астрахани.)

Во-первых, я буду говорить о городе. Кремль заложен к полуденной стороне на высокой части бугра, на самом первом углу оной, hi построен правильным треугольником, который сто [299] двадцать сажен в длину имеет, в ширину восемьдесят и окружен сделанною из кирпичей стеною, вышины около трех саже” имеющую, а сверху, по древнему строению крепостей образцу, оканчивается она многими нарочито один от другого отстоящими зубцами. Подле сего Кремля с полуденной стороны находится 'еще другая маленькая крепостца, в длину восемьдесят, а в ширину сорок сажен имеющая, и также кирпичною стеною обнесенная, которая однакож теперь разваливается и подкрепляется только деревянными палисадами. Сия крепость называется Житным двором, что означает то место, где всякий нужный запас лежит. Ибо там есть государевы амбары, в коих жито, известь и другие материалы хранятся. Прежде всего в сию маленькую крепостцу ходили через ее собственные ворота, к западу лежащие, Житными называемые, а ныне ездят из Кремля сквозь самую городскую стену, которая при архиерейском дворе совсем разломана. В Кремле только двое ворот, из коих одни Никольскими называются. Другие сделаны на восточной стороне городской стены и называются Пречистенскими, что до слова значит самые чистые ворота, на коих прежде была построена превысокая башня и на оной находились городские часы.

С восточной стороны с Кремлем соединяется крепость, Белый город называемая. Она в длину от стены Кремля простирается до восточной своей стены, где находятся Вознесенские ворота, а ширина ее превосходит ширину Кремля (считая тут же и Житный двор) несколькими саженями. Сия Крепость есть четвероугольная, обнесена такою же стеною, как и Кремль и идет от него вдоль по хребту Заячьего бугра на восток. Она имеет восемь ворот, из коих двое на полуденной, двое на восточной, и четверо на северной стороне стены находятся. Первые на полдень лежащие и в недальном расстоянии от угла Кремля находящиеся, называются Мачаговскими воротами. Хотя они и на полуденной стороне сей стены сделаны, Однако построены вкось и для того конец их выходит на запад, на ту сторону, которая Башмачком называется. Другие, на полдень лежащие ворота, отстоят от первых во ста саженях и называются Решеточными, а от чего произошло сие наименование, того я доведаться не мог. Сии ворота также сломаны до основания и через проломанное место есть ход в крепость. От Мачаговских до сих ворот стена еще в хорошем состоянии, а от сих мест до восточной своей стороны во многих местах развалилась, несмотря на то, что повсегодно подкреплена бывает палисадом; однако, совсем не хотят сею помощью наперед отвратить скоро последовать имеющего опасного разрушения астраханских стен, хотя на нее много денег и столько же исходит, что можно б было оными сии стены давно уже в надлежащее оборонительное привести состояние, если счесть всю ту сумму, которая из давних лет изошла на деревянное укрепление (Часть записок мы опускаем.) [300]

Приступаю теперь к строениям в городе находящимся В Кремле к восточной стороне городской стены находятся в рассуждении величины знаменитая соборная церковь, которую митрополит Самсон собственным своим иждивением в 1696 году построил. В крепости Белом городе большое строение от большого пожара 1767 года, в августе случившегося, о котором я упоминал, почти все погорело, выключая малое число, которое по особливому счастью на полуденной и восточной стороне стены от оного спаслось. Начиная у стены Кремля от Пречистенских до Вознесенских ворот, идет улица, Большая называемая. На левой стороне оной, если от Кремля итти к Вознесенским воротам, находится знатный российский гостиный двор. Он сделан четвероугольником из кирпичей, очень пространен в округ, обнесен лавками и амбарами и построен на казенное иждивение. Для того купцы, лавки в оном находящиеся нанимающие, должны за каждую в год платить по двадцать четыре рубля. На восточной стороне, к Кремлю от Пречистенских ворот на полдень, находятся деревянные лавки, в коих мелочные, но для употребления в жизни человеческой нужные товары; одним словом: в них и такие мелочи продаются, коим продажа одним только торгашам свойственна. Сии лавки вместе с гостинным российским двором называются Большим или Русским базаром, а между тем кремлевская стена от рынка и того порядка дворов, кои от упомянутой улицы лежат не попутно, другою нарочито широкою улицею, которая также Большим базаром называется, отделяется. Между помянутой Большой улицей и помянутой белогородскою крепостною стеною находятся еще две другие улицы, кои так, как и последняя, в длину с запада на восток простираются. Первая никакого особливого наименования не имеет, а другая архиерейскою называется.

Улицы между Мачаговскими и Решеточными воротами никакого прозвания не имеют и по находящимся посреди их церквам прозываются.

От Решеточных ворот, до восточной стены на низу Полуденной находится Канонерская улица и называется так потому, что в оной живет много солдат, к артиллерийской команде принадлежащих, а лежащие слободы к самой восточной стене вообще называются Вознесенскими. Средняя часть крепости и вся северная сторона оной совсем погорела, выключая малое число каменных строений; однако, и на оных крышки, потому что были только деревянные, сгорели. Индейский и армянский гостиный двор, который недалеко от Спасского монастыря в средине крепости находится; все строения оного в одном четвероугольнике вмещаются и который одинаковое положение и вид с российским гостиным двором имеет, столько же широк, как и тот, однако, почти в половину российского короче. Он так же, как и российский, построен от казны и за наем каждой лавки платится в год по двенадцать рублей, отчего [301] в казну большие тысячи рублей доходу получаются. Пять каменных церквей, внутрь крепости стоящих, из коих три недалеко” от кремля к рынку находятся. Первая называется Гостиная, потому что она построена между российским гостиным двором и северною стороною городской стены и посвящена Николаю чудотворцу. Другая стоит прямо против сей на Большой улице и называется Входскою. Третья на низу к полуденной стене лежащая Знаменскою называется. Четвертая, стоящая посреди крепости на Большой улице близ Вознесенских ворот, в память рождества богородицы построенная, Рождественскою именуемая. Пятая и последняя, о которой уже говорено, находящаяся на северном углу крепости между Проломанными и Спасскими воротами — Смоленская Казенных строений внутрь сей крепости находится только два. Первое — публичная государственная аптека на Гостином российском дворе, четвертую часть оного к северу занимающая, другое — полиция на Большой улице близ Вознесенских ворот, которое недавно перед сим принадлежало частному человеку, и только что за год перед сим для полиции куплено на государя. Сверх сего находится несколько на разных местах сделанных питейных домов.

После жалостного состояния последним пожаром в Астрахани причиненного по представлению нынешнего господина губернатора обнародован был указ, которым предписано не только весь город снова выстроить, но чтобы везде в оном было каменное строение по правилам архитектуры. На сей конец сделан был нарочитый план, и оный на рассуждение и для аппробации послан в Санкт-Петербург, и как он был аппробован, то ее императорское величество благоволила приказать выдать вперед на строение из здешнего банка, о котором я ниже пространнее говорить буду, сто семьдесят тысяч рублей. Корона взяла на себя стараться о строении, и готовые дома отдавать жителям по такой цене, какой они самой ей стоили, также и дан срок неимущим и охотникам для заплаты денег на десять лет. Похвальное и всенижайшей благодарности достойное учреждение. Я не буду более теперь изъяснять тех мнений, кои я в рассуждении преимуществ, Астрахань впредь славною сделать могущих, в разных местах предлагал

Астрахань есть глава преславной провинции, которой с полуденной стороны пределы Российскому государству и Каспийскому морю полагает, и который мог бы быть преславным купеческим местом целого Востока, куда многие различные стекаются народы, получил и снаружи такой вид, который бы с внутренними изрядными качествами согласовался. Но в рассуждении исполнения сего желания показываются еще только малые признаки. Строение отправляется столь медлительно, что требует целого человеческого века, пока Астрахань готова будет, если при выстроении оной не употреблено будет лучшей поспешности. Довольно, что в пять лет со времени обнародования указа, [302] построено только два каменных дома казенных и три частным людям принадлежащих, из коих однакож один только совершенно строением закончен.

Приступая к астраханским предместьям, буду, во-первых, говорить о тех, кои к крепости лежат весьма близко, и с нею на одном бугре находятся. На берегу Волги между кремлем и устьем канала стоит адмиралтейство, рвом и валом укрепленное. Все строения, к оному принадлежащие, суть деревянные и теперь уже нарочито стары. Расстояние между кремлем и устьем канала будет более ста сажен, и все сие место занимает адмиралтейское строение. В небольшом расстоянии, позади сего адмиралтейства, к самому валу канала находится деревянная церковь Петра и Павла, а между оною и кремлем все пусто; потом следует довольное число приватных домов, из коих одна половина приход помянутой церкви составляет и от нее они свое наименование имеют. Другая половина между каналом и кремлем до Мачаговских ворот составляет татарский базар, потому что посредине на сей стороне есть татарские лавки, подле коих также россияне и малое число армян свои содержат. Торгуют здесь с утра до полудни, а на русском базаре, напротив того, все сходятся около вечера, несмотря на то, что лавки во весь день стоят отворены. От Мачаговсккх ворот до крайнего угла крепости между стеною и каналом идет соленое озеро, Солончак называемое, которое в зимнее время чрезмерным количеством поваренной и горькой соли наполнено бывает, и для того в самую сильную стужу едва замерзает; летом же соленая влажность выходит парами и после остается только один ил. При сем озере и поблизости оного во время сухой погоды показываются порядочные соленые хрустали; напротив того, когда воздух мокр бывает или когда и дождь идет, соль пропадает и цвет, которой, впрочем, обыкновенно в сей стороне бывает белый, при сем случае исчезает. Сие озеро занимает все место между каналом и стеною и в ширину имеет около пятидесяти сажен. Между Мачаговскими и Решеточными воротами находится Соянова слобода или улица, которая на самом низу к крепости лежит, и с западной стороны с татарским базаром соединяется. Она стоит на том месте озера, где оное весьма мало воды имеет. Прямо против Мачаговских ворот сделан палисадом окруженный острог, в котором всякие люди по разным делам, а подле оного другая тюрьма, каторга называемая, в которой в криминальных делах приличившиеся содержатся под караулом. От Решеточных ворот до канала сделана дорога, ведущая в татарскую и армянскую слободы. Соленое озеро завалено щебнем и через канал сделан худой деревянный мост. Посреди озера от Решеточных ворот до конца крепости построена слобода, Кузнецким рядом называемая, которое имя от многих кузниц происходит, кои россияне и армяне в сей слободе построили.

За крепостью на восток, а именно от Вознесенских ворот, [303] Заячий бугор переменяется в нарочито ровную плоскость, которая вскоре потом распространяясь идет на полдень: по правую сторону или к полдню близ канала живут армяне. На самом углу крепости есть армянский базар, на котором торгуют армяне и грузины. Там продаются всякие съестные товары, как плоды, огородные растения, рыба, мясо, коровье масло, сорочинское пшено и прочие сему подобные припасы, персидские гумматы, пряные зелья и прочее; лавки также чрез весь день отворены бывают. За сим базаром против угла крепости находится из кирпичей построенная старая армянская церковь; между каналом и церковью есть четыре армянские улицы и выше последней три, кои вообще в длину простираются на восток и почти до конца бугра, где его Кутум окружает расширяются (Часть записок здесь опускается.).

РЫБНАЯ КОНТОРА, БИРЖА И НИКОЛЬСКАЯ ПРИСТАНЬ

Позади армянских улиц, о которых я недавно говорил, подле худых российских, при окончании вышеупомянутой плоскости находящихся дворов, стоит к каналу рыбная контора, которая четырьмя за несколько перед сим лет по государеву указу астраханским купцам подаренными улусами управляет и, как о рыболовстве, так и о продаже рыбы имеет попечение. Немногие строения, к оной принадлежащие, суть стары и почти совсем развалились.

Северная сторона Заячьего бугра, лежащая за городом между Волгою и кремлем, чрезвычайно узка. Между северным углом Заячьего бугра и Никольскими воротами находится биржа, при которой из моря приходящие суда пристают и выгружаются. Для сего построены там амбары, но как сии, так и самая биржа, клонятся к разрушению. Посреди биржи, на берегу, выстроена вновь деревянная таможня.

Против Никольских ворот находится пристань, где с грузом суда, из России по Волге приходящие, пристают и выгружаются и оная называется Никольскою. Она заложена в 1767 году четырехугольником на сваях, посредине Волги вбитых, на коих построен мост, подобный переходам. При самых Никольских воротах построены деревянные соляные амбары, в которых привозимая с озер соль для удовольствования астраханских жителей содержится и по мелочам пуд оной по пятнадцати копеек продается. От сего места до Кабашных ворот берег Волги пуст и узок, так что между стеною и водою расстояние едва на десять сажен остается. Равным образом и имеющееся между началом кремля и Никольскими воротами расстояние, где биржа я таможня находятся, узко, а ширее и ниже его то, которое граничит с Агарянскими, Староиссадскими и Спасскими [304] воротами и оное многими приватными домами населено, кои свое наименование так, как другие вышеупомянутые, от церквей и отворот получают. Сия, за крепостью находящаяся, северная сторона Заячьего бугра лежит между стеною, Волгою и Кутумом, который во время полой воды, выключая находящиеся к стене на несколько возвышенном месте против Староиссадских и Армянских ворот слободы, прочие до самой почти крепости заливает. Берег Волги и Кутума между обоими устьями канала везде застроен пристанями. Ибо, начиная с полуденной стороны, до западного устья канала находится следующее: первое адмиралтейство, после оного биржа, потом Никольская пристань, за сею Спасская, далее из кирпичей сделанная при начале Садовой улицы купца Демидова и, наконец, Иссадская, о которой уже я то, что надобно было, говорил.

Теперь обращаюсь к другому, большему предместью, лежащему на другом бугре, на южной стороне крепости, которое от Заячьего бугра отделяется каналом. На западной, несколько более возвышенней оного, стороне, Киселевым бугром называемой, выстроена слобода Безродная, из многих улиц и домов состоящая, сто пятьдесят сажен в длину и около ста в ширину имеющая. С западной стороны пресекается она берегом Волги в том месте, где за пятнадцать пред сим лет построена от Персидской компании пристань, Компанейской называемая. Между каналом и Безродинским бугром есть соленое озеро, называемое также как и прежнее Солончаком. При устье канала находится из немногих дворов состоящая слобода. Морскою называемая,, потому что там живут много матросов. При селении Безродном, на восток посредине бугра, стоит церковь Иоанна Златоустого. По причине соленого озера, которое до сих мест простирается, по левую сторону сей церкви, если оборотиться лицом на север, до канала все расстояние пусто. А по правую руку оной находятся два дома, один маленький, другой большой, имеющий знатный виноградный огород. Последний принадлежит господину губернатору. Потом следуют три татарские слободы, дворами называемые, из коих первый называется Агрыжанским. Агрыжан есть татарское слово и на российском языке значит выродка, то есть живут в оных такие татары, кои произошли от индейцев, потому эти индейцы, поселившись в Астрахани, женились на татарках, прижили с ними детей, и сии так размножились, что ими настоящую слободу населить можно было; и так назван сей новый род татар от их смешанного происхождения агрыжанскими, да и жилища их названы по ним же, агрыжанам — Агрыжанским двором. Второй татарский двор есть Бухарский, а третий Гилянский, потому что в оных живут так называемые бухарские и гилянские татары. Все сии вместе три двора в длину занимают около полуверсты и в ширину от пятидесяти до шестидесяти сажен; в длину идущих пять, а поперечных шесть улиц в оных находятся, и сии последние один двор от другого [305] отделяют. Поперечная улица, отделяющая Агрыжанский двор от Бухарского, находится при нововыстроенной большой татарской мечети. Она деревянная, однако, построена на каменном основании Бухарское селение имеет равную длину с Агрыжанским, но несколько его шире и, представляя в длину идущих пять улиц, от Гилянского другою поперечною улицей отделяется, за которой следует самое Гилянское селение, которое с Бухарским одинаковую ширину и длину имеет, и оканчивается третьей поперечной улицей, которую россияне Окалдою, или пропастью от глубокой там находящейся болотины называют, которая лежит на полдень так, что в сем месте точный конец Киселеву бугру поставить можно (Часть записок мы здесь опускаем.).

Как татарские, армянские, так и находящиеся между ними российские дома построены все по порядку. Они имеют неравную ширину да и стоят один от другого в нарочитом расстоянии и не так как в прочих предместиях, где и не дивно, что они мало-помалу от одного только пожара все истребились. Однако кроме трех или четырех каменных домов нет никаких других, кроме деревянных, и между сими татарскими и армянскими домами улицы, имя составляемые, широки и прямы. Жителям безродинским причиняет еще не малый вред, что канал низок; по сей причине почти всегда соленой водой наполнен бывает, и для того, как никоим образом хороших погребов выкопать не можно, так и через большую часть года глина и грязь так велика бывает, что с великим только трудом по улицам, к каналу лежащим, ходить можно. Посредством четырех мостов, через канал сделанных, из крепости ходят в сии предместья. Первый мост, находящийся при Троицкой церкви, от своего положения Троицким называется и сие предместье с Иссадами соединяет. Второй, Никольский, который содержит сообщение от Никольской церкви до армянского базара, для пеших, потому что через оный для его узости ни на телегах, ни верхом для его безопасности ездить неможно. О третьем, от Решеточных ворот в армянские слободы ведущем, я уже говорил, а четвертый есть тот, который от большой татарской мечети ведет на татарский базар. Оба устья канала завалены щебнем, а сверх сего заЬиты деревянными сваями. Посреди земляного вала сделаны окошки, кои всегда стоят отворены, чтобы Волга и Кутум вольный вход в канал имели и тем бы содержащаяся в канале соленая вода чистою волжскою водою разводилась. В самом деле, еслиб сей предосторожности принято не было, то б и из канала такие ж бы вонючие и заразительные пары подымались, какие подымались из озера, когда канал закладывали. В истине чего увериться можно летом во время полой воды, когда помянутые окошки запирать необходимо должно, чтоб татарских и армянских слобод не потопило, как то в 1768 году случилось, когда [306] плотина прорвалась и когда все, близ канала лежащие, армянские и почти все татарские улицы затоплены были. В Астрахани утверждают, что худого состояния улиц, около канала лежащих, сей потоп есть причиной. Но они и прежде были не лучше и, хотя я соглашусь, что они от того сделались худшими, но однакож и то справедливо, что более на наполненный всегда водою канал жаловаться должно, в котором вода, когда полуденный ветр дует, на аршин и полтора аршина прибывает. Неможно ли окошки, в плотине сделанные, запереть и воду из канала посредством другой какой-либо машины выливать? Неможно ли таким образом и озеро, Солончак называемое, совсем высушить и через то улицы сделать чище. Если б от времени до времени свежую воду от Волги и Кутума в канал впускать, опять оную выливать и опять дополнять свежею, то б неможно было совсем спасаться от канала, никакого расхождения худых паров. Канал стал во 100.000 рублей, но, сверх того, что может быть некоторые надзиратели, при оном бывшие, несколько набогатились, он не окончен, не приносит никакой пользы, да и по внешнему виду кажется, что он еще отделается не скоро, несмотря на то, что уже начали туда возить камни, чтоб оными выкласть оба берега. Течение оного от адмиралтейства до Троицкой церкви, в которой вся его длина от Волги до Кутума состоит, составляет не более полутора версты.

СЕЛЕНИЕ ЦАРЕВО

Большое селение татарское, которое общим именем Царево называется, а татары оные Тиек именуют, начинается вскоре позади Безродной улицы на запад, и всею своею длиною идет по берегу Волги. Оно состоит из многих улиц. Дома, так как и в прежних татарских слободах, суть деревянные и расположены правильно. Средняя всех прочих величиною превосходящая слобода есть Казанская, которая потому так называется, что в оной живут татары, приезжающие из Казанской губернии. В прочих, также и на другой стороне Царева протока, живут собственно астраханские или гортовские татары. Они беднее других, потому что торговать почти совсем не в состоянии, а только что кормятся земледелием и рукоделием, употребляются во всякие государственные нужды, и, между прочим, обязаны давать подводы до Кизляра, о чем я при другом случае пространнее говорить буду.

СЛОБОДЫ НА ДРУГОЙ СТОРОНЕ КУТУМА

Сторона, за Кутумом лежащая, есть такого состояния: весь берег сей реки от истока ее из Волги до того места, где она оборачивается на восток и, лежащая за оным земля, не с большим полверсты составляющая, вся без исключения занята [307] российскими строениями, кои удобно на четыре слободы разделить можно. Первая, при начале Кутума находящаяся, по имеющейся там церкви казанской богоматери посвященной, Казанской называется. Она состоит из многих улиц и домов, кои с полуденной стороны оканчиваются небольшим ручьем, который от лежащего на берегу государственного аптекарского сада аптекарским, а впрочем также и Петуховым ериком называется. Между сим ериком и Луковкою рекою находится другая слобода, которая никакого особливого наименования не имеет, а только известна под именем стороны за Кутумом. Она в длину имеет нес большим четверть версты, а в ширину имеет около пятидесяти сажен Дома в ней деревянные, построены вдоль по берегу. На самом берегу Луковки, при конце сей слободы, находятся остатки государева сада, в котором еще незадолго перед сим разные роды зверей и птиц, кои, как здесь при Каспийском море, так в ближней Персии водятся, содержаны и живые в Санкт-Петербург отсылаемы были; но ныне сие учреждение совсем оставлено, потому что как на сад, так и на перевоз требовалось много расходов, а наипаче для того, что едва пятидесятая часть из посылаемого из Астрахани в Петербург доходила. Ибо при содержании сих зверей и перевозе оных непростительные ошибки и ужасные обманы происходили, то и быть не могло иначе, так что двором сие дело отменено,, которого исполнения, отчасти для забавы, а отчасти для украшения оного служило Знающие люди со мною подтвердят, что очень бы не великого иждивения требовалось содержать такой зверинец для совершенного удовлетворения двора, да еще и в гораздо лучшем состоянии, нежели каких рушившийся зверинец хватиться мог. Обе недавно упомянутые слободы во время полой воды совсем затопляются, и люди принуждены бывают на небольших рыбачьих лодках от одного места ездить до другого. В оных живут купцы, кои были принуждены после большого в городе бывшего пожара переменить место жилища; есть также там солдатам и другим людям принадлежащие дома.

Третья слобода лежит между Луковкою и тем безымянным бугром, о котором я говорил, что на оном находится монастырь Афанасия афонского. Ее длина по берегу Кутума составляет четверть версты, а ширина несколько более, в ширину, с восточной стороны всякий год несколько прибывает, потому что солдаты и другие разночинцы по оной стороне всегда строиться продолжают. Дома все новые, расположены порядочным образом, отделены широкими улицами, деревянные, выключая один Кобяков, который каменный нарочито пространен и стоит при самом Кутуме, да и Ивановский монастырь построен также из кирпичей и также стеною обнесен. Он по новому синодскому учреждению сделан приходской церковью.

Есть еще, наконец, по ту сторону Кутума четвертая слобода, Емтурчеевою называемая, которая по берегу Кутума не с [308] большим четверть версты в длину, а в ширину около ста сажен расстояние составляет. В ней живут солдаты, купцы и простые люди и она из одних только деревянных и, по большей части, мелких домов состоит.

АПТЕКАРСКИЙ АСТРАХАНСКИЙ САД

Третий на север от Кутума лежащий бугор, который я уже описывал, и о котором сказано, что он с Заячьим бугром находится в параллельном положении, состоит только из приватных садов, выключая один большой к Петухову ерику лежащий аптекарский сад. Сей находится близ второго за Кутумом лежащего предместия в рассуждении высоты и низости на непосредственном месте, однако, окружен валом и рвом, чтоб во время полой воды никакого вреда не было. Он в длину имеет около семидесяти сажен, да и ширина его составляет столько же. Главнейшее строение в оном есть большой деревянный, о двух жильях дом, в котором живет аптекарь. Для работных людей сделано две казармы, изрядная химическая лаборатория, в которой соли из трав, астраханская горькая соль, солодковый сок, экстракты, пахучие воды и прочее тому подобное приготовляется; итак, с одной стороны, лаборатория, а с другой — оранжерея, парники и теплицы показывают намерения сего учреждения. Ибо все лекарственные травы, кои для государственных российских аптек нужны, в Астраханской губернии растут или дикие, или их в Астрахани легко вырастить можно, привозятся отсюда, и, если они не всегда получаются, то непременно, или аптекарь, или сад тому причиною, по крайней мере, корона, для исполнения сего намерения не жалеет иждивения; а что впредь из сих трав в Астрахани самым легчайшим способом в большем количестве заготовить должно, о том также надзиратель сего сада имеет попечение. Как, например, снабдевает он всю Россию солодковым корнем и горькою солью, да и о доставлении произведений из царства животных и минералов он же стараться должен. И как из ближней Персии много иностранных дорогих и простых лекарств дешево достать можно, то также приказывается ему о снабжении оным имеющиеся в Петербурге и в Москве материальные палаты (Опускается части записок.).

МЕСТНОСТЬ ЧЕРЕПАХА

Местность Черепаха, имеющая свое наименование от реки сего ж имени, текущей между Болдою и так называемым новым Кутумом, есть настоящий остров, который сии три реки и, так называемый, Кутум делают, и к ним сверх сего присоединяются еще два больших озера, из коих знатнейшее в Болду, а другое, [309] с одной стороны, в новый, а с другой—в старый Кутум впадает. Легко представить можно, что для окруженной водою земли весьма много труда требовалось, чтобы оную для пахания сделать способной; однако, господин Бекешев имел счастие преодолеть все трудности, чему сто шестьдесят пять десятин и двести пятьдесят сажен из болот и озер сделанной сухой земли, на которой уже теперь шелковичные деревья и виноградные лозы насажены, живым свидетелем быть могут. Черепаха заложена как село, в котором находится в пятнадцати домах мужского пола сорок восемь душ, так и деревня, в которой в пятнадцати домах живет двенадцать душ. Татары, подданные господина губернатора, составляют также число черепашинских переселенцев. Большой деревянный дом, с которого все село Началово видать можно, и вместо которого, сказывают, что в кратком времени построен будет каменный, служит сему господину увеселительным домом. Недалеко от оного в глубоко выкопанном погребе сохраняется много вина, сбираемого на Черепахе, которое уже и теперь повсегодно доходу до несколько тысяч составляет. Кроме винограда, в сей местности уже и с другими растениями с пользою чинены были опыты. А наипаче прилежат там к скотоводству, которому изрядный конский завод придает первейшую красу.

ИЛЬИНСКИЙ БУГОР И ГОСУДАРЕВА САДОВАЯ КОНТОРА

На полуденной стороне астраханских предместий, во-первых, об Ильинском бугре рассуждать должно. На самом высоком месте оного находится церковь Ильи пророка, от которой и весь бугор, из одних садов состоящий, получает свое наименование. При оной есть несколько дворов, астраханским купцам принадлежащих и небольшую Слободу составляющих, которая однакож особливого наименования не имеет, но только под именем сей церкви известна, ибо, если двор означить хочешь, то говорится двор у Ильи пророка.

Достойная примечания государева садовая контора находится не в дальнем расстоянии за Ильинским бугром, на так называемом Порабичевом бугре, при конце которого есть также причисляемый к оной виноградный сад; с западной стороны предместье еще не населено, а потом следуют дворы садовников и работных людей, составляющие небольшое селение, которое из трех вдоль идущих и одной поперечной улицы состоит. Ибо знать надлежит, что сия садовая контора не только о всех нуждах, до садов касающихся, но также и о трехстах людей, под ее ведомством состоящих, имеет попечение, кои по большей части суть ее собственные и к умножению ее доходов, а также в разных делах и сажании винограда упражняются. А как, например, она старается о заготовлении для двора всяких плодов, [310] то посылает иногда судно в Персию, обжигает кирпичи, продает дрова, имеет водочный завод и прочее

Вдоль по хребту бугра на восток простираются также в беспрерывном порядке виноградные сады, кои оканчиваются двумя армянскими садами, потому что самый конец бугра пуст. Олеарий повествует, что один австрийский престарелый монах, пленником сюда привезенный и после греческий закон принявший, первый в Астрахани посадил персидские виноградные лозы и оных с изрядным успехом возрастил. А как он сперва из одной своей собственной охоты принялся за сию работу, то ободрен будучи после, исправлял оную с вящею охотою, и в 1613 году по царскому указу заложил государев виноградный сад, многие из мещан последовали его примеру и в 1б40 году Яков Ботман готторский уроженец определен в Астрахани настоящим садовником виноградных садов. Однако, чтоб и в сем деле учинить надлежащее поправление, предоставлено до гвремен Петра Великого. Сей великий и бессмертия достойный государь учредил первую нынешнюю садовую контору. Ибо он думал, что она скорее в лучшее состояние придет, если на то определен будет собственный его кошт, то он, не жалея его, для общественной пользы сделал над садовою конторою главным надзирателем некоторого француза, именем Поссуета, который в рассуждении отправления своей должности с надлежащего верностью был как прилежен, так и способен, и, правя оною тридцать семь лет, просил для старости об отставке, которую в 1752 году и получил, и майор Порабич с потерей его собственного сада сделал по нем приемником оного. Всякий, имеющий понятие об Астрахани и проницательность в домостроительстве, в рассуждении сего последнего то ж, что и прочие, сказать должен, что астраханские сады его искусством и его неутомимым рачением столь изрядна поправлены, и если никто за него в сем деле засвидетельствовать не пожелает, то засвидетельствует самое экономическое состояние конторы, коим она во время Порабичева правления довольствовалась. Теперь над сим учреждением имеет надзирание господин полковник Бекетов, который повиноваться должен приказаниям губернаторским, а прежде сего контора подсудна была одному только кабинету. В астраханских садах садятся всякого рода поваренные растения, салат, свекла, морковь, репа, редька горчица, огурцы, тыква, арбузы, а из европейских овощей недостает картофеля, земляных яблок и артишоков, но вместо оных садят в великом множестве бадынжану или демьянок и стручкового перцу Из плодоносных деревьев обыкновеннейшие суть: груши, яблони, вишни, персики и шелковичные деревья, но, как их по большей части во время расцветания черви поедают, то они мало плодов приносят. В зиму виноградные ветви покрывают землею, когда ж Летом бывает великий жар, а дождя мало, то поливают посредством обыкновенных ветряных мельниц, близ рек и ручьев поставленных, кои воду вверх в желобы [311] поднимают и таким образом сады напояют. Из предыдущего видно, что сады ни на каком другом месте не находятся, как только при берегах, и, если они ветряных мельниц иметь не могут, потому что 0ни очень дороги становятся, то однакож, по крайней мере, на каналах и реках ставятся высокие водяные колеса, кои лошадьми вкруг обращаясь, воду деревянным желобам так сообщают, что оная до возвышеннейшей части садов доходит и от оной, смотря по обстоятельствам, по всем грядам проводится.

Во всей Астрахани, по учиненной после большого пожара переписи, считается две тысячи пятьсот жителей.

Сорок один дом, кроме церквей и находящихся в Кремле строений, также и кроме новопостроенных при Ивановском монастыре солдатских домов Российских церквей всех вообще считается двадцать пять, а главнейших монастырей два, то есть Саский и Благовещенский. Армяне имеют две церкви, лютеране одну, о которой я немедленно говорить намерен, а о католицкой уже упомянуто было. На Цареве находится пятнадцать мечетей, а в селениях Агрыжанском, Бухарском иГилянском четыре. Индейцы посреди своего гостиного двора содержат небольшой идольский храм. В следующих домах в Астрахани отправляются судебные дела. Знатнейшие из оных суть губернаторская канцелярия, потом следует оберкомендантская и четыре баталионных канцелярии, а после сих консистория, к суду которой принадлежат священники и монахи, магистрат, адмиралтейская контора и словесный суд. Азиатский татарский суд разбирает ссоры между агрыжанами, бухарами и гилянами, в Астрахани живущими случающихся, татарская контора решает дела юртовских татар, а армянский гатраус выбирается ежегодно двое судей, оба родом из армян; но один из них армянского, а другой католицкого должен быть исповедания. К сим присовокупляется еще один судья, обыкновенно обер-офицерского чина, из россиян, который как в гатраусе, так и в татарском суде отправляет прокурорскую должность. Двое из юртовских татар бывают по году президентами в татарской конторе, а из прочих трех татарских слобод выбирается из каждой по особливому человеку для отправления азиатского татарского суда. В Астрахани считается двадцать два питейных дома. О других государственных строениях, как-то: полиции, таможне, рыбной и садовой конторах, также и о банковой, я уже упоминал; однако, о последней, как и обещался, привожу еще следующее. Она сделана очень недавно, равно как и многие другие полезною учреждения, для того и за нее господину губернатору Бекетову благодарить должно. Ибо соединенное с оною намерение стремится единственно в пользу астраханского купечества, потому что кто в деньгах нужду имеет, тот может на вексель с надежными закладами и подписками с платежом шести процентов столько получить, сколько ему надобно, а только должен он ту сумму по прошествии [312] вексельного срока обратно внести исправно, и сие то иногда тем людям вред наносит, кои легче вексель написать, нежели по оному заплатить могут, и для того к сему банку прибегают только те, коих несчастие лишило всех других средств в рассуждении занятия денег. Что продолжение строения в Астрахани от оной получить должно себе подмогу, о том я в другом месте кратко упоминал.

Что касается до приватных домов, в Астрахани находящихся, то на стороне за Кутумом в татарских и армянских слободах, также и на Цареве как каменные, так и деревянные находятся самые лучшие: они нарочито хороши и стоят один от другого в довольном расстоянии. Напротив того, в предместьях, ниже крепости лежащих, на татарском базаре, в Саяновой слободе, на Порабичевском бугре, близ Вознесенских, Агарянских и Староиссадных ворот суть самые худшие и от древности уже совсем поврежденные, да и о том уже упомянуто, что ” оставшиеся после большого пожара в Белом городе ничем их не лучше.

(Далее Гмелин подробно описывает быт и обычаи астраханских татар и армян. Описание это мы опускаем. Ниже даем сжатое описание населения Астрахани).

Астраханские казаки составляют третью часть здешних жителей и, как во всем российском государстве, так равным образом и в Астрахани, по общему Петра Великого учреждению сделаны после стрельцов, коих беспокойное поведение было причиною их уничтожения. Вместо стрельцов не настоящие сперва казаки, но убежавшие от своих господ или иного основательно о своем происхождении незнающие заступили и составили роту из трехсот человек состоящую, которая трехсотною командою называлась Они получали то же самое жалованье, какое нынешние астраханские казаки получают, исправляли те службы, посылались на степные станции и приезжающих куриеров отвозили, посылались также для разведывания в те места, кои в рассуждении неприятельского нападения подозрительными были, дабы о свойстве обстоятельств в надлежащие места подать известия, Они обязаны были провожать находящихся в службе государевой людей, а наипаче отправлять почту между Астраханью и Черным Яром, в чем им и волжские казаки помогали

Капралы и урядники из унтер, а хорунжие и сотники из обер-офицеров были начальниками в сей роте, а полковник, напротив того, вместо шефа, и состоял под ведением астраханской губернской канцелярии. Таким полковником, будучи Слободчиков в 1750 г. в Санкт-Петербурге военной коллегии представил, что трехсот человек недовольно для исправления всех тех дел, кои от них требуются, то приказано было не только число их умножить прибавкою других двухсот человек, но чтоб также, переменив имя трехсотной команды, называться ей астраханским конным казачьим полком. Итак, с того времени сей полк имеет [313] собственных полковников, а каждая рота, из ста человек состоящая, одного сотника, одного хорунжего (знаменосца) двух урядников и четырех капралов. Полковник получает в год жалованья двести сорок пять рублей, сотники по тридцать рублей, знаменосцы по двадцать два, урядники (унтер-офицеры) по восемнадцати, капралы по пятнадцати, а казаки по четырнадцати рублей. Они теперь отправляют те ж самые службы, кои они и во время прежнего их состояния отправляли, с тем только различием, что в рассуждении отправления почты между Астраханью и Черным Яром по причине заложения станиц гораздо меньше дела имеют, но в той части, которая еще ныне до сих принадлежит, волжским казакам им не помогают.

О ПРОЧИХ АСТРАХАНСКИХ ЖИТЕЛЯХ

Из других российских жителей в Астрахани находится купцов тысяча триста девять человек, а тех, кои цеховыми и разночинцами называются, тысяч четыреста шестьдесят четыре. Под разночинцами, которое наименование слово в слово означает людей разного чина, разумеются те, кои суть между цеховыми и купцами как бы средние. Цеховые и разночинцы состоят под судом магистратским, где они в некоторых торгах и ссорах между собою судиться должны. Сказочные суть те, кои в последнюю перепись, которую наша монархиня учинить благоволила, при астраханской губернской канцелярии свои имена объявили и для того сказочными названы. Ибо как сию перепись нечаянно учинить приказано было, то многие, кои для рыболовства и других обстоятельств в Астрахани жили, в скорости в свое отечество не могли возвратиться, чтобы там прописаться; и таким образом здесь приписались, почему их можно почесть за астраханских крестьян, однако только за таких, кои в Астрахани жительства не имеют; ибо во время новой будущей переписи опять они в надлежащие места отосланы быть имеют. Они платят в год по рублю по двадцати копеек, состоят под ведением губернской канцелярии и суть люди всякого рода, а наипаче русские крестьяне. Может быть есть между ними также и беглые. Жители астраханские, безродными называемые, суть почти те ж самые, что и сказочные, с тем только различием, что они уже во время последней переписи имена свои объявили. Ибо как многие из них сказали, что они ни домов, ни родителей, ни сродственников не имеют, ниже знают, приписаны ли они где-нибудь, то потому они и названы безродными или людьми, сродственников не имеющими. Но их есть два класса. Одни принадлежат к губернской канцелярии, имеют те ж самые вольности, коими пользуются сказочные, и для того называются безродными, а другие употребляются в государевы работы, как то при садовой конторе, как выше сказано, при шелковом заводе и так далее, и им дается [314] жалованье, равное солдатскому. Наконец, к астраханским жителям принадлежат еще сто сорок семь человек переведенцев, кои в услужении при школе находятся.

В заключение всего к астраханским жителям принадлежат еще инженерская и артиллерийская команды, о коих я при описании публичных учреждений сего города упомянуть забыл. Можно также еще здесь привести и сие, что в Астрахани над всеми медицинскими чинами главным находится один от государственной медицинской коллегии определенный физик, над строением — архитектора, а над землями, кои делить можно, один землемер.

Астраханские жители для пропитания своего по большей части упражняются в рыболовстве, купечестве и содержании фабрик, о первом ниже сего пространно говорено будет, о втором я тоже отчасти говорил и отчасти еще о нужном при описании волжских судов предварительно упомянуть не премину. Итак, остается только кратко объявить об астраханских фабриках. Больших теперь фабрик очень мало. Однако, как во многих домах много станов находится, то число их простирается до несколько сот. В домах, где станы имеются, делают шелковые или бумажные или также смешанные из шелка и хлопчатой бумаги материи. Есть между фабрикантами такие, кои от короны в разведении многих имели вспоможение. Славнейшая фабрика есть та, которую завел некоторый персиянин именем Садык, и на оной повременно делаются все персидские материи. Это удивительно, что хотя много учреждений в пользу астраханских фабрик чинено было, однако сие на оных мало успеха видно. Думать надобно, что тому причиной работники и работницы, кои суть люди самые подлые, и работают на станах так, как хотят, и к тому нет над ними прилежнейшего смотрения, и для того делают материи такие, кои, как красивого не имея вида, так и не прочны. Однако, они весьма скоро расходятся, и кроме других носовых платков, помногу тысяч в Россию вывозят. За каждый стан в казну платят по одному рублю, а во время нынешней войны — по два. Фабриканты от своих полицейских тягостей уволены и имеют некоторым образом такие вольности, какие имеют дворяне.

Астраханский красный и желтый сафьян очень славен, да и славу сию заслуживает по всякой справедливости.

Если астраханский виноград никогда не дает хорошего вина, по крайней мере, хорошего европейского, однакож приносит он весьма великую пользу, и как она столь велика, то труд бы довольно награжден был, если б жители со всякой ревностью принялись за сии заводы; ибо я, чиня многоразличные опыты, узнал, что от них получается хорошая французская водка и потому надеюсь, что знатная сумма денег, которая ежегодно за французскую и гданскую водку из государства выходит, впредь останется в оном, ибо чтоб наградить тот убыток, то может также корона, налагаемую на иностранную водку дань наложить на астраханскую. [315]

ОПИСАНИЕ АСТРАХАНСКОГО РЫБОЛОВСТВА

Все рыбы, в Астрахани находящиеся, попросту говоря, разделить можно на три класса. Первые два класса принадлежат к большему, а третий к малому рыболовству. Первый класс содержит в себе красную рыбу, второй по чрезвычайно знатному ее множеству частиковую, а третий самую худшую, мелочною называемую. Красной рыбой называются белуги, осетры, шипы, севрюги, стерляди и густеры; под вторым классом разумеются сазаны, сомы, белая рыбица, лососи, берши, щуки и судаки, а третий класс составляют великое множество малых чешуйчатых рыб.

Орудия, посредством которых в Астрахани рыбу ловят, удобно разделить можно на три класса: то есть, рыбные перегородки, крючки и сети. Рыбные перегородки суть также двоякого рода. Они называются или забойками или перебойками и коловами. Забойка делается таким образом: сперва поперек реки перебивают толстые сваи, расстоянием одну от другой на поларшина. В том месте, где вода быстрое имеет течение, в извилистом положении, а где тихое по прямой линии. Если сваи готовы будут, то ставят против течения реки также из толстых почти наподобие сердца между собою соединенных свай состоящие избы, посредине которых делаются различные проходы, кои отстоят друг от друга на три сажени, и промежутки их рыбаки полями называют, коих столбы наконец при входе в отверстие гораздо слабее вколачиваются, чтоб, если большая рыба приблизится к своей погибели, они величине ее место давать могли. Устье сих изб бывает величиной в два локтя, а находящийся при углах проход едва ль будет в полтора. Во всей окружности такой избы бывает около шести сажен, напротив того, число их по различию величины рек различно.

Бывает их по тринадцати, одиннадцати и десяти. Средняя из них называется матерою, потому что в нее полное течение воды прямо входит, то и попадают в нее обыкновенно матерые белуги.

Сию забойку два раза в году, то есть, весной и осенью, а иногда также и по стечении полой воды, починивать должно. Причем, наипаче водолазы употребляются, коих на каждом учуге содержится по два. Сии люди опускаются в глубину воды и осматривают там подробно все части забойки. Они стараются осматривать состояние свай, и если испорченную или поврежденную найдут, то такую вон вытаскивают и объявляют об обстоятельстве находящимся на лодке и при осмотре бывающему приказчику. Если поврежденная опять вставлена будет, то водолазы снова таким же образом перегородку осматривают, и чтоб никакой ошибки произойти не могло, то другой водолаз, с чужого учуга, о предложении своего товарища судит, и если оно основательно, свидетельством утверждается и не принято бывает, если найдется ложным. Должность водолазов особливо требует смотреть, хорошо ли до дна достают перегородки; в противном же случае [316] обязаны они пустые места заваливать землею, наполненными мешками, немцами называемыми.

Они прежде, нежели приступят к оной, выпивают по стакану водки, около четырех унций, потом входят в весьма горячую баню, при самой перегородке находящуюся, и бывают в оной по получаса, потом одеваются шубою, входят в назначенную для них лодку, раздеваются на том месте, где осмотр уже был делан, ограждают чело крестом трижды и, наконец, мало-помалу опускаются в воду до дна. В сем состоянии опускаются они то вверх, то вниз, чтоб о состоянии перегородки получить совершенное сведение, по тех пор, пока наконец необходимо для принятия воздуха наверх подняться должны будут, где они потом высовывают свои головы для принятия в себя жизненного бальзама и по сем прохлаждении опять в глубину опускаются, и сие повторяют по тех пор, пока все тело околеет и дрожать начнут. Потом поспешают опять в баню, пьют в другой раз водку, входят опять в воду и повторяют перемены стужи и теплоты по тех пор, пока, наконец, кровь из носу и из ушей пойдет, и они почти бездушны в следующую за ними беспрестанно лодку броситься должны. Самый сильный водолаз за один раз не может быть в воде более семи минут и не может вытерпеть в день более пяти раз тех перемен, кои жаркая баня, холодная вода и недостаток воздуха влекут с собою. Однако, он, как слабейший человек, в рассуждении здоровья очень много зла претерпевает. Во все сие время ежедневно водолаз подвержен бывает следствиям превеличайшей глухоты. По крайней мере, ни один не достигает до той цели жития, которую природа людям положила. Ни один не бывает в состоянии более десяти лет отправлять сего ремесла. Многие после трех и четырех лет умирают, получают водяную болезнь и лом в костях.

(В конце книги Гмелин весьма подробно, со множеством деталей рассказывает о способах ловли рыбы удочками, сетями и пр. Так как это описание никакого исторического интереса не представляет, мы сочли возможным его опустить.).

Текст воспроизведен по изданию: Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV-XVIII вв. Сталинград. Краевое книгоиздательство. 1936

© текст - Алексеев В. 1936
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Abakanovich. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Краевое книгоиздательство. 1936

Продается литейная машина для обработки алюминия.