Иван Желябужский. Дневные записки. Предисловие.

ИВАН АФАНАСЬЕВИЧ ЖЕЛЯБУЖСКИЙ

ДНЕВНЫЕ ЗАПИСКИ

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Окольничий Иван Афанасьевич Желябужский (1638 — после 1709) встретил эпоху преобразований уже зрелым и многоопытным человеком. Представитель дворянского рода средней руки (Род Желябужских знаменит своими женскими представительницами Тетка Ивана Афанасьевича Соломонида Григорьевна в первом браке была замужем за Ф.А. Басмановым, фаворитом Ивана Грозного, казненным после того как, по приказу царя он убил собственного отца, во втором — за кн. В.Ю.Булгаковым Голицыным. Она окончила свою жизнь игуменьей Вознесенского монастыря в Кремле ок. 1623—25 гг. (Румпель В.В., Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий Т. I СПб, 1886. С. 262). Сестра Ивана Афанасьевича Анастасия вышла замуж за П.П. Пушкина (ум. 1661), рано овдовела и вступила в связь со своим дядей кн. И.П. Козловским, который в 1675 г. принес царю вину в этом грехе и был взят под стражу, а Анастасию Афанасьевну отправили в Страстной монастырь. Ее прапраправнуком был А.С. Пушкин.), Иван Афанасьевич в возрасте двух лет был записан в службу в московские дворяне. В 1655 г. он был приставом при после Священной Римской империи Алегрети де Алегрете. В 1656 г. получил чин ясельничего и был отправлен гонцом к трансильванскому князю Ракоци. В 1661 г. исполнял должность пристава при посольстве А. Мейерберга, который в своем сочинении “Путешествие в Московию” так отзывался об Иване Афанасьевиче “Из разных разговоров в дороге мы заметили, что Желябужский не глуп и с верным суждением, узнали также, что он получил придворную должность благодаря покровительству канцлера [т. е. А. Л. Ордын-Нащокина]” (Утверждение династии/Андрей Роде. Августин Мейерберг. Самуэль Коллинс. Яков Рейтенфельс. (История России и Дома Романовых в мемуарах современников XVII— ХХвв.). М., 1997. С. 92.). В устах надменного Мейерберга такой отзыв о способностях московского служилого человека является большой похвалой. [420]

Дальнейшая служба Желябужского была связана с дипломатией. В 1661—62 гг. в звании наместника курмышского он был послан в Бранденбург и Курляндию. В 1662 г. участвовал в посольстве кн. П.С.Прозоровского в Англию, откуда отправился в Венецию и Флоренцию для ведения переговоров о взаимных льготах для купцов. В 1667 г. участвовал в переговорах с гетманом И. М. Брюховецким в Москве, а затем был отправлен на Украину. В 1667 г. послан к императору Леопольду I. В 1668 г. вместе с А. Л. Ордын-Нащокиным ездил на переговоры с поляками в Курляндию, а в следующем году участвовал в заключении Андрусовского мира. В 1671—72 гг. послан воеводой в Чернигов. В 1674г. пожалован в стольники, а в 1676 г. — в думные дворяне. В том же году ездил вместе с архимандритом Павлом в Ферапонтов монастырь к бывшему патриарху Никону, чтобы объявить о его переводе в Кирилло-Белозерский монастырь. В 1678—79 гг. был воеводой в Смоленске, в 1681 г. — в Казани и в том же году послан в Польшу для переговоров о союзе против татар и турок. 12 января 1682 г. он поставил свою подпись под соборным деянием об уничтожении местничества (Сам И.А.Желябужский за свою долгую службу не местничался ни разу. Его дед Григорий Григорьевич, служивший в дьяках, в 1603 г. местничался с дьяком И.Т.Софоновым, а отец Афанасий Григорьевич в 1643 г. — с воеводой И.С.Чевкиным и проиграл это дело (Эскин Ю.М. Местничество в России XVI—XVII вв.: хронологический реестр. М., 1994. С. 127, 180)).

После смерти царя Федора Алексеевича Желябужский был послан на Украину приводить к присяге царю Петру украинского гетмана И. Самойловича и казацкую старшину. В 1684 г. царевна Софья Алексеевна, правившая именем малолетних царей Ивана и Петра, пожаловала Желябужского в окольничьи. В 1686 г. Желябужский был назначен членом комиссии по пополнению “Государева родословца” — официального родословного справочника, использовавшегося при решении местнических тяжб. Сам Иван Афанасьевич также подал роспись своего рода в комиссию, но родословие Желябужских не вошло в новый родословный сборник — “Бархатную книгу”, составленный комиссией (Антонов А. В. Родословные росписи конца XVII в. М., 1996. С. 45, 154.). После падения правительства царевны Софьи Желябужский оказался не у дел. О последних годах его жизни, дате смерти и месте погребения ничего не известно (Словарь книжников и книжности Древней Руси. XVII в. Ч. 1. А—3. С. 322—324.).

Свои записки Желябужский начал вести под впечатлением московского восстания стрельцов 1682 г. А.П.Богданов установил, что записи за апрель—май 1682 г. делались летом—осенью 1682 г., быть может, в самом начале 1683 г. (Богданов А. П. Начало московского восстания 1682 г. в современных летописных сочинениях//Летописи и хроники. М., 1984. С. 140—141.) С этого времени и вплоть до 1709 г. Желябужский продолжал делать записи в дневнике, но уже нерегулярно — то вскорости после событий, то со значительным отрывом от них.

Сочинение Желябужского было издано в 1787 г. Ф.О.Туманским по неисправному списку, в котором была перепутана часть листов (Собрание разных записок и сочинений, служащих к доставлению полного сведения о жизни и деяниях Государя Императора Петра Великого. СПб., 1787. Ч. 7. С. 88—298.). [421]

В 1840 г. Д. И.Языков, сверив публикацию Туманского с двумя другими списками, выпустил наиболее обстоятельное издание “Записок”, сопроводив их комментарием и указателем (Записки Желябужского с 1682 по 2 июля 1709/Изд. с замечаниями и объяснениями Д. И.Языкова. СПб., 1840.). В 1841 г. “Записки” переиздал И.П.Сахаров, но из-за необоснованных исправлений и поновлений его издание проигрывает перед языковским (Записки русских людей: События времен Петра Великого. [С предисл. И.П.Сахарова] СПб., 1841.). В 1910г. в “Русском архиве” П.И.Бартенев повторил издание Д.И.Языкова (Русский архив. 1910. Кн. III. № 9. С. 5—154.). Фрагмент “Записок” с 1682 по 1699 гг. был переиздан в 1987 г. в историко-литературном сборнике под редакцией Н.И.Павленко (Россию поднял на дыбы... Т.I/Сост., предисл., вступ. ст. Н.И.Павленко. Комм. В.А. Артамонова, Н. И. Павленко. М., 1987 (История Отечества в романах, повестях, документах. Века XVII—XVIII) С. 397—460.). В 1990 г. “Записки” были переизданы полностью в сборнике, составленном А. П. Богдановым (Россия при царевне Софье и Петре I: Записки русских людей/Сост., автор вступ. ст., коммент. и указ. А.П.Богданов. М., 1990. С.201—327.).

Труд И.А.Желябужского использовался историками, начиная с И. И. Голикова. Наибольший интерес представляет в них то, как автор, по словам С. Б. Веселовского, “в простых и выразительных чертах обрисовал грубость и распущенность нравов последней четверти XVII в.” (Веселовский С.Б. Род и предки А.С.Пушкина в истории. М., 1990. С. 199.). Картина преступлений, совершенных представителями московского служилого класса, изображенная Желябужским, по выразительности может сравниться только с подлинными архивными материалами. Эта особенность “Записок” стоит в общей связи со всем внутренним строем сочинения и идеологией автора.

Язык “Записок” — образец языка деловой документации конца XVII в., а сами они очень близки к такой разновидности документов, как “разряды” — росписи служебных назначений. И дело не только в том, что их автор за долгие годы службы в приказах усвоил канцелярский стиль. “Записки” проникнуты идеей верховенства “государевой службы”. Сам царь в повествовании Желябужского возвышается над массой своих подданных: бояр, дьяков, дворян, стрельцов, солдат, которые равны перед ним в обязанностях службы (будь то военный поход или участие в церемониале шутовской свадьбы) и в ответственности за провинности. Царь “изволит” совершать различные поступки (идет в солдатском пешем строю, отправляется за море, посылает царицу Евдокию Федоровну на пострижение в монастырь и др.), которые Желябужский описывает, даже не пытаясь их оценивать или анализировать. Автор настолько сближает свою точку зрения с правительственной, что ему удобнее целиком приводить официальные документы, чем пересказывать их содержание. Вместе с тем Желябужский предстает человеком того же умственного склада, что и сподвижники Петра I. Он является сторонником реформ и понимает их суть. В “Записках” виден интерес мемуариста ко всему занимательному. Религиозные и богословские [422] проблемы совершенно не интересуют Желябужского. О Боге автор вспоминает только в связи с победами русских войск, одержанными по воле Всевышнего и царя.

Текст воспроизведен по изданию: Рождение империи. М. Фонд Сергея Дубова. 1997

© текст - Шокарев С. 1997
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Abakanovich. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Фонд Сергея Дубова. 1997

Купить сумки известного бренда GUESS вы сможете на megabrandsale.com.ua.