Рафик ат-талибин

ДРУГ ИЩУЩИХ ИСТИНУ

РАФИК АТ-ТАЛИБИН

Хранящееся в рукописном фонде ЛО ИВАН уйгурское сочинение-Рафик ат-талибин («Друг ищущих истину») описано в каталоге А. М. Мугинова 1. Поэтому, ограничиваясь здесь общей характеристикой сочинения и его использованного списка, мы приводим лишь такие сведения о нем, которые могут дополнить или уточнить уже известные по описанию А. М. Мугинова данные.

Сочинение Рафик ат-талибин представляет собой перевод, выполненный неким Абу Мансуром с персидского сочинения Анис ат-талибин Мирзы Шах-Махмуда ибн Мирза Фазил Чураса (автора известного-исторического труда) 2. Персидский оригинал Анис ат-талибин (известный пока по единственному списку) описан А. Бистоном 3.

Абу Мансур посвятил свой перевод знатному эмиру Даулат-шахбеку и его сыну Осман-шах-беку, восхваляя которого в предисловии, переводчик сообщает, что «видел много добра» от него 4. По сравнению с персидским оригиналом перевод Абу Мансура неполный. Список ЛО ИВАН переписан в Аксу 1-го числа месяца бара'ата 1271/19 апреля 1855 г. 5

В сочинении Рафик ат-талибин содержатся сведения, которые могут представить некоторый интерес для изучения истории киргизов, в частности вопроса их исламизации.

В этом отношении заслуживают внимания рассказы, приводимые без соблюдения хронологической последовательности описываемых событий, о деятельности известного суфийского шейха, главы черногорских ходжей — Ходжи Исхака 6, о привлечении им на свою сторону правителей и жителей городов Восточного Туркестана, а также рассказ о том, как киргизские эмиры и киргизы районов Алай и Сарыг-Йазы стали последователями Ходжи Исхака.

Сведения, сообщаемые в этом сочинении о Ходже Исхаке (конечно,. за исключением рассказов о чудесах, якобы совершенных самим ходжой или его последователями), по-видимому, достоверны. Многие из них могли быть сообщены автором основного сочинения Махмудом Чурасом со слов своего деда Мирзы Кутлуг-Мухаммад Чураса, который был последователем и сторонником Ходжи Исхака и оказал ему помощь [191] в привлечении последним на свою сторону жителей Аксу 7. Некоторые из этих рассказов имеются также в Тарих-и Кашгар 8.

Ниже мы даем перевод извлечений из Рафик ат-талибин, относящихся главным образом к деятельности Ходжи Исхака, связанной с завоеванием им духовной власти.

Нам представилась возможность познакомиться с Анис ас-талибин — персидским оригиналом Рафик ат-талибин; фотокопия персидской рукописи из Бодлийской библиотеки была любезно предоставлена нам О. Ф. Акимушкиным.

Однако, поскольку перевод извлечений из Рафик ат-талибин был завершен и оформлен в настоящем виде, мы не отметили тех немногих. отличий, которые существуют между персидским оригиналом и его переводом.


ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ РАФИК АТ-ТАЛИБИН

I

/л. 85б/ Его высокостепенство 9 благочестивый (Ходжа Исхак) с разрешения великих 10 прибыл в Кашгар. Мулла Касим-халифа стал [его] мюридом. Мулла ибн Йусуф-халифа был из числа улемов [своей] эпохи и известнейших имамов. Неожиданно получив радостную весть [о Ходже Исхаке], явился он с большой поспешностью из Хотанского. вилайета в Кашгар и удостоился чести иметь благословенную встречу с его высокостепенством благочестивым. Некоторое время спустя Мулла Касим-халифа и Мулла ибн Иусуф-халифа удостоились чести [вступить] на путь истины и совершенства.

В Кашгаре его величество Мухаммад-хан 11 стал мюридом [Ходжи-Исхака]. Об этом случае будет изложено подробно, если пожелает великий Аллах.

Его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] пожаловал в город Яркенд. В то время был еще жив Абд ал-Карим-хан 12; Мухаммад-хан был только султаном. Между его высокостепенством благочестивым [Ходжой Исхаком] и Абд ал-Карим-ханом из-за интриг завистников произошла ссора, поэтому [Ходжа Исхак] отправился в Хотан.

В то время в Хотане [правителем] был Курейш-султан 13. Мухаммад-хан жил только в Аксу. Курейш-султан отправил в Кум-рабат 14 своего, сына Худа-Берды-Банда-султана 15 для почетной встречи Ходжи Исхака, выразил [ему] преданность. Однако Курейш-султан был человек грубый, /л. 86а/ [в связи с чем] его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] не остался в Хотане, ушел и направился в страну, называемую Чира 16. Он жил в этой стране в течение трех лет. [192]

В те времена в стране Чира не было постоянной проточной воды, и жители той страны прибегли к помощи Ходжи Исхака. Его высокостепенство почувствовал жалость к тому народу. Там, где берет начало река 17, доходящая теперь до страны Чира, благодаря которой она является благоустроенной и цветущей, покоится [прах] одного благочестивого. Его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] послал одного из своих служителей и сказал: «Иди, уведоми [дух благочестивого покойника], что пришел странник, он просит воды для омовения, [затем] быстро возвращайся обратно и не оглядывайся назад». Тот служитель подошел к мазару [и], исполнив священную волю его высокостепенства, вернулся обратно.

Оказалось, что вслед за [вернувшимся] суфием с очень большой быстротой бежит вода. Божественная воля! От этой воды страна Чира уже покрылась зеленью, стала благоустроенной. Его высокостепенство сказал: «Всегда, когда потечет мало воды, возьмите баранов, идите к верховью этой реки, прибыв [туда], принесите их в жертву, и обязательно воды потечет много. Мы просили [воду] у того благочестивого и привели ее. Мы оба 18 не проявим нерадивости в отношении помощи вам».

/л. 86б/ В стране Чира в колодцах нет воды. Его святейшество благочестивый [Ходжа Исхак] [однажды], находясь на возвышенной местности, .повелел: «Копайте, здесь появится вода!» Был один человек по имени Мирза Пайанда — из знатных людей Чира; он сказал: «В этой земле воды не будет». Его высокостепенство сказал: «Копайте, появится много воды». Тот человек говорил: «Не будет воды» — и настаивал на своем. [Тогда] его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак], рассердившись, провозгласил: «Не будет!» По этой причине в стране Чира нет воды в колодцах.

В [стране] Чира есть селение под названием Кук-Гунбад. Мухаммад-хан [послал туда человека и] просил его высокостепенство благочестивого [Ходжу Исхака] пожаловать в Аксу. Его святейшество благочестивый [Ходжа Исхак] в добрый час с божьим благословением оставил одно свое рубище и одну головную повязку в своем ханаке в Чира.

Все жители Моголистана, испрашивая благословения, делают обход [вокруг этой обители].

Рассказывают, что Худа-Берды-Банда-хан, старший сын Курейш-султана, стал мюридом и искренним другом [Ходжи Исхака]. Супруга Курейш-султана, которая была матерью Худа-Берды-Банда-хана, заболела [и] умерла. Курейш-султан послал человека за его высокостепенством благочестивым [Ходжой Исхаком], сказав: «Не придет ли он помолиться [за нее]?» Его высокостепенство пожаловал из Чира в Хотан. Курейш-султан с мольбой обратился к его высокостепенству Ходже и молвил: «Оживите мою жену!» Его высокостепенство сказал: «Если бы в ее теле как признак жизни сохранилось [хотя бы] последнее дыхание, это было бы осуществимо, дело в том, что [она освободилась] /л. 87а/ от оков жизни и [вступила] в состояние смерти, поэтому невозможно [оживить ее]».

Курейш-султан не поверил, и настояния его перешли [все] границы. Его высокостепенство—да будет доволен им Аллах, да будет милость Аллаха и его благословение над ним, — рассердившись, сказал: «О Курейш, ни ты и [никто] из твоих потомков не достигнете ханской власти!» [193]

Посему ни Курейш-султан, ни его потомки, [которых] было много, не достигли ханской власти — ни Мухаммад Хашим-султан, ни Искандар-султан, ни Чингиз-султан, ни все остальные, которые были сыновьями Худа-Берды-Банда-хана и все были способными царевичами; за короткое время все они погибли от беспощадного меча.

Рассказывают, что его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] рассердился на Курейш-султана и направился в Аксу. Его величество Мухаммад-хан, который был в Аксу, торжественно встретил его. Кутлуг-Мухаммад-мирза Чурас и Назар-мирза урда-беги стали мюридами [Ходжи Исхака]. Его высокостепенство благочестивый остановился в Аксу, [однако] жители города не выразили [ему] повиновения. Его высокостепенство сказал: «О Кутлуг-Мухаммад-мирза! Поведай этому народу, пусть они сочтут за благо наше присутствие. Мы прибыли сюда с разрешения великих [ходжей], /л. 87б/ чтобы направить на путь истинный людей, обладающих недостатками».

Мирза Кутлуг-Мухаммад Чурас, который является дедом сего немощного раба — автора этого рисале, пошел к жителям Аксу и сказал:

«О люди, пребывание этой благословенной особы сочтите за честь [для себя] в обоих мирах».

В это время один могол, похожий на демона, подобный диву, сказал: «Всякий, кто приходит [к нам], заявляет: “Я такой-то", — мы не знаем, какой он». Кутлуг-мирза сказал: «О низкие люди, эта страна моголов дарована [вам] его высокостепенством Махдум-и А'замом 19. Сей благородный [муж] является сыном этого святого 20».

В это время Уштур-халифам, да будет над ним милость [Аллаха], взяв в руку большую палку, начал вертеть [ею] перед его высокостепенством. Отсюда до жителей Аксу было очень большое расстояние. Шум, [который был там], и все, что происходило у них, не было слышно в благословенном обществе его высокостепенства благочестивого [Ходжи Исхака], [но тайна] этого события была раскрыта Уштур-халифам. От его высокостепенства благочестивого он направился к месту [споров], держа ту большую палку, итак ударил похожего на демона, подобного диву могола, что тот упал и в течение некоторого времени лежал без сознания, после чего встал, произнеся: «Мой ходжа, мой ходжа!»

В это время /л. 88а/ дед сего ничтожного старого бедняка Кутлуг-Мухаммад-мирза пришел в волнение и сказал: «О низкие люди, вы воочию узрели чудо, совершенное диваной его высокостепенства; за чем же теперь дело, к чему промедление?»

Все население Аксу охватило волнение, и все сразу стали мюридами и искренними друзьями [Ходжи Исхака]. В городе Аксу построили ханаку. С тех пор по сей день люди, [побывавшие] в той ханаке, достигают желанной цели; это место поклонения, дарующее божью милость.

Затем [Ходжа Исхак] из Аксу направился в Кучу. Когда весть о его вьгсокостепенстве дошла до Кучи, жители той области, великие и малые, старики и молодые, вышли на торжественную встречу и ввели [Ходжу Исхака] в город.

В городе Куча был один кази по имени Кази-Баки. Он был потомком мауланы Арш ад-Дина, да сделает Аллах священной тайну его. Считая себя потомком махдума, он не выказал большого почтения [Ходже Исхаку]. В благословенном сердце его высокостепенства благочестивого [Ходжи Исхака] такое отношение [Кази-Баки] оставило, неприятное [194] впечатление. Вследствие этого сей человек не достиг желанной цели, мало того — прожил не свыше 40 лет.

Из потомков его высокостепенства великого ходжи Накшбанда 21 был человек по имени Набира-ходжа. Он пешком [на своей спине] перенес [в город] носилки [Ходжи Исхака]. [И] он достиг своей желанной цели. /л. 88б/ [Ходжа Исхак] из Кучи направился в Турфан. Он проехал Чалыш и прибыл в Кумыш-Акму. В этой местности он провел ночь, на другой день, после [утренней] молитвы оставил Кумуш-Акму и вернулся в Кучу. Он послал Уштур-халифам в Турфан. Направив жителей Кучи на путь истины, сам [Ходжа Исхак] возвратился в Аксу.

Уштур-халифам, да сделает Аллах лучезарным доказательство его,. увидел, что жители города Турфана поклоняются 22 мазару Кара-ходжи, известного под именем Султан Алаф-Ата; по этой причине они не выказали повиновения [Уштур]-халифам. Уштур-халифам сел верхом на могилу Султана Алаф-Ата, ударил палкой по могиле, могила задрожала. Уштур-[халифам], испугавшись, удалился. [Затем Уштур-халифам], да будет над ним милость [Аллаха], вновь забрался на могилу и, испугавшись, снова удалился [от нее].

Короче говоря, при этих обстоятельствах около мазара находился один суфий, который воочию узрел следующее явление. Из могилы великого Султана Алаф-Ата вышел лев и бросился на Уштур-халифам. [В это время] .появился его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] и спас (Уштур]-халифам от лап льва. Когда тот суфий рассказал об этом случае жителям Турфана и Камула, все они стали мюридами, искренними друзьями и приверженцами его высокостепенства благочестивого [Ходжи Исхака]... /л. 89а/ Рассказывают, что его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] из этой страны вернулся в Мавераннахр. /л. 89б/ В странах Сарыг-Йазы 23 и Алай он жил не более трех лет. Некоторые киргизские эмиры стали искренними друзьями, приверженцами [Ходжи Исхака], а некоторые не признавали [его]. Однажды киргизские эмиры, [которые] стали искренними друзьями, приверженцами [Ходжи Исхака], собрались большой толпой. Один из киргизских эмиров и военачальников не признавал его высокостепенства. Тайна (помыслов] этого человека раскрылась его высокостепенству благочестивому. Как только он [Ходжа Исхак] положил свою благословенную руку на шею этому человеку, человек сей, лишившись воли, упал, [затем], охваченный сильным волнением, крича и стеная, поднялся и вместе со всеми не признававшими [Ходжу Исхака], стал искренним [его] другом и мюридом. Киргизы всем племенем 24 окончательно вступили в ряды мюридов [Ходжи Исхака].

Ходжа Убайдаллах 25, везир Абд ал-Карим-хана, был мюридом [Мухаммад-]Вали суфия. (Абд ал-Карим-хан] послал человека за его высокостепенством благочестивым [Ходжой Исхаком], прося [его] вернуться [в Яркенд]...

/л. 90б/ Рассказывает автор книги: «Великий дед этого бедняка— Кутлуг Мухаммад-мирза и его брат Мамук-мирза служили [Ходже [195] Исхаку] как подобает. Его высокостепенству благочестивому стало известно, что они желают иметь детей; оказав милость, он сказал: «О Кутлуг Мухаммад-мирза, о Мамук-мирза, у вас будет много детей, сыновья ваши будут смелыми, храбрыми, они станут эмирами и беками, все дочери ваши будут целомудренными и благочестивыми».

Божественная воля! У Кутлуг Мухаммад-мирзы появилось на свет восемь сыновей и семь дочерей. У Мамук-мирзы появилось на свет шесть сыновей, восемь дочерей. Все их сыновья достигли власти, так что эмирами эмиров 26 стали: мирза Хашим-бек, /л. 91а/ мирза Мазид-бек, мирза Мухаммад-Назар-бек, мирза Латиф-бек [и] мирза Курбан-бек.

В дни [своего] правления мирза Мазид-бек сделал духовным главой его высокостепенство благочестивого ходжу Шади-ходжама 27, да помилует его Аллах, [да будет] его благословение над ним. Он был исключительно участливый человек...»

/л. 91б/ Рассказ [о вступлении на путь] истины Мухаммад-хана, да сделает Аллах священной тайну его

Мухаммад-хан — пятый сын Абд ар-Рашид-хана. Муха мм ад-хан приехал из Хотана в Кашгар, чтобы повидаться со своим братом Суфий-Султаном. Как раз в это время прибыл из Мавераннахра в Кашгар его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак]. Мухаммад-хан явился прислуживать его высокостепенству благочестивому. Его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] спросил хана: «О султан мой,, как вас зовут?» Хан учтиво и вежливо ответил: «Меня зовут Мухаммад»,

Его высокостепенство благочестивый сказал: «Я все думал о том» какая тайна заключена в том, что я прибыл в эту страну. Теперь я уверен, что привели меня [сюда] имя, любовь и расположение этого султана» 28. Затем он сказал: «Отец Мухаммад! Нельзя бездействовать, надобно проявить усердие».

Как только Мухаммад-хан вернулся домой, он задумался [и сказал про себя]: «Я стал бы последователем 29 его высокостепенства благочестивого, но я [пока] еще недостоин 30. Справлюсь ли я с этой обязанностью или нет?»

Об этом обстоятельстве стало известно его высокостепенству благочестивому [Ходже Исхаку], и он, написав следующее двустишие, послал [его] через одного постоянно находящегося при нем суфия:

/л. 92а/ Не думай о слабости сердца, о бледности лица,
Влюбляйся, ибо от возлюбленной всякого рода помощь
31.

Как только пришло это двустишие, Мухаммад-хан, поневоле, босой, без головного убора, тотчас же прибежал к его высокостепенству благочестивому и стал его мюридом. Полностью воспитав хана, [Ходжа Исхак] довел [его] до [высокой] степени — [подготовив его к вступлению] на путь истины и совершенства... [196]

Как только Абд ал-Карим-хан скончался, на троне царства утвердился Мухаммад-хан, его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] расспрашивал о Мухаммад-хане. Сказали, что, будучи ханом, днем и ночью он постоянно занят молитвой, [соблюдает] пост. Его высокостепенство благочестивый приказал: «Скажите Мухаммад-хану, что я отдам воздание [бога] за молитвы в течение 60 лет, если он мне отдаст вознаграждение [бога] за одну справедливость, я буду доволен». После этого хан стал вершить правосудие. Великие [мужи] вели государей от тирании к правосудию.

Рассказывают, что Мухаммад-хан, да освятит Аллах душу его, возымел желание совершить паломничество. Улемы [своего] времени воспрепятствовали [этому]. Они сказали, что если за хана один человек отправится в храм Мекки совершить паломничество, то [этого] достаточно. Хан задумался над тем, где найти подходящего человека, [чтобы] отправить [его] в паломничество. Был человек /л. 92б/ по имени Мулла Мурад из селения Чабуш. Человек он был набожный, благодетельный, благочестивый. Он услышал, что хан думает о том, как найти ученого и умного человека для совершения паломничества. С намерением встретиться с ханом [и] отправиться в паломничество Мулла Мурад на рассвете прибыл из Чабуша во дворец хана. Он хотел было доложить хану о своем намерении после окончания утренней молитвы. [Но] после отправления утренней молитвы, чтения Корана и месневи не успел он сделать доклада о своём намерении, как хан, да освятит Аллах тайну его, обратился к Хаджи Мураду и сказал: «О Хаджи Мурад, вы задумали доброе, да будет благословенным ваше желание». Хаджи Мурад, да будет над ним милость [Аллаха], заплакав, упал к ногам хана, покаялся [и] стал его последователем. С того дня, когда было принято решение об отправке Хаджи Мурада в великую Мекку, Мулла Мурад прославился как Хаджи Мурад 32.

Хан, да сделает Аллах лучезарным доказательство его, пожаловал Хаджи Мураду суюргал. Хаджи Мурад попросил у хана землю 33 восьми ра'ийатов. Хан, написав царский указ, передал [ему эту землю] в собственность.

Став благодаря хану хаджи двух священных городов — [Мекки и Медины], Хаджи Мурад, да будет над ним милость [Аллаха], вернулся обратно [из паломничества]. Хан оказал упомянутому хаджи [всяческие] милости и благодеяния, как подобает...

/л. 93а/ Его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак], написав грамоту [о вступлении] на путь истины Мухаммад-хана и о назначении его [главой] над всеми наместниками 34, отправил [ее] из Самарканда, сказав: «Любой, кто доставит Мухаммад-хану эту грамоту [о вступлении его] на путь истины, будет преемником хана».

В то время у его высокостепенства благочестивого [Хеджи Исхака] было 64 наместника, называемых халифа, /л. 93б/ Каждый из них желал доставить Мухаммад-хану, да освятит Аллах тайну его, грамоту [о вступлении] на путь истины. Уштур-халифам, да будет над ним милость [Аллаха] и [его] прощение, в то время не был еще в числе наместников. Его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] спросил: «На что походят благочестивые [ходжи]?» Все его последователи ответили: «Благочестивые [походят] на безбрежное море». Его высокостепенство благочестивый сказал: «Раз так, то море стремится в низины», [197] — сказав сие, он позвал дивану Уштур-халифам, вручил ему грамоту [о вступлении] на путь истины и разрешил [отбыть]. Уштур-халифам ушел от его высокостепенства [Ходжи Исхака], направился в сторону Кашгара и Яркенда. Уштур-халифам доставил грамоту [о вступлении] на путь истины Мухаммад-хану и назначил хана, да освятит Аллах тайну его, халифой над халифами 35... Его величество хан сочетал в себе черты царя и дервиша. Он воспитал мюридов и довел [их] до совершенства. Он жил до 72 лет, царствовал 18 лет.

Когда Мухаммад-хан, да будет над ним милость Аллаха, был в среднем возрасте, пожаловал /л. 94а/ из Мавераннахра (в Яркенд] благочестивый ходжа Шади-ходжам.

Хан, да сделает Аллах лучезарным его доказательство, вышел на торжественную встречу в Кук-Рабат-лангар 36. Взяв под уздцы коня Шади-ходжам, он вел [его] на поводу от Каракума [до города] и ввел в город. Он пожаловал [ему] Санг и Файзабад 37. Благословенную преемственную цепь [ходжей] он передал Уштур-халифам [и] переселился из мира заблуждений в мир радости, а Аллах знает лучше.

Из числа рассказов об Уштур-халифам, да освятит Аллах тайну его

В известном рассказе о нем говорится, что Уштур-халифам, да будет милость Аллаха над ним, происходил из узбеков. Он был сыном [одного] из землевладельцев Шибиргана, от которых происходит Ибд Йамин Сани 38. Когда Ибн Йамин, отец Уштур-халифам, да будет над ним милость [Аллаха], переселился из этого мира, [сын] стал помогать матери. Его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак] остановился в доме родственников [Уштур]-халифам. Мать [Уштур]-халифам вместе со своими сыновьями пришла прислуживать его высокостепенству благочестивому.

[Уштур]-халифам, да будет над ним милость [Аллаха], от всей души проникся любовью к его высокостепенству благочестивому [Ходже Исхаку]; он отделился от матери и присоединился к его высокостепенству. Когда мать [Уштур]-халифам обратилась к своим соплеменникам с просьбой о защите, то более 200 узбеков, сидящих на аргамаках, приехали {к Ходже Исхаку] и предъявили претензию [на мальчика]. Его высокостепенство благочестивый отдал [Уштур]-халифам, /94б/ присоединив [его] к братьям рода его матери. Мать [Уштур]-халифам взяла его и [стала] возвращаться [домой], однако,, когда [Уштур]-халифам, да освятит Аллах тайну его, оглянулся, его высокостепенство сказал: «О дивана! Одному сердцу нужен один друг». [Тогда Уштур-халифам! снова отделился от матери и присоединился к его высокостепенству благочестивому. Мать [Уштур]-халифам и его братья по роду сказали: «Этого нашего мальчика Ходжа превратил в дивана, теперь уж от него нет пользы, отдадим-ка его этому Ходже». Сказав так, они отдали Уштур-халифам [198] его высокостепенству Ходже [Исхаку] и вернулись обратно.

После этого Уштур-халифам добровольно согласился носить [на себе] колючки для кухни 39 и подобающим образом служил [Ходже Исхаку]. Рассказывают, что он семь лет носил одну шубейку, летом носил ее [наизнанку] шерстью наружу.

Божественная воля! Служив [Ходже Исхаку] таким образом, он достиг желанной цели.

Рассказывают, что жители Кашгара [и] Яркенда выразили неповиновение Уштур-халифам. Халифам, да будет милость [Аллаха] над ним, совершив омовение тела, помолился, прося у бога исполнения желания, [и уснул]. Его высокостепенство благочестивый [Ходжа Исхак ему во сне] приказал: «О дивана, кол от удара колотушкой уходит в землю. Крепко бей этих низких людей». Халифам пробудился ото сна. После этого всякого, кто подходил к нему и проявлял [хоть] малейшую неучтивость, он ударял большой палкой, которую всегда держал в руке. /л. 95а/ Тот человек падал, теряя сознание, и, придя в себя. вставая, произносил: «Мой ходжа!» — и становился мюридом и искренним другом [его].

Ходжа Убайдаллах был везиром Абд ал-Карим-хана. [Этот] везир хана был мюридом Мухаммад-Вали суфия, [а] Мухаммад-Вали суфий, да будет над ним милость [Аллаха], был преемником Мухаммад-Шарифа, да освятит Аллах тайну его.

Абд ал-Карим-хан, да сделает [Аллах] лучезарной могилу его, поссорился с его высокостепенством благочестивым [Ходжой Исхаком], и встреча [их] не состоялась. Весь народ оценил этот поступок хана как дело рук его везира [Ходжи Убайдаллаха]. Его высокостепенство благочестивый, да будет над ним милость и благословение [Аллаха], сказал: «Ходжа Убайдаллах, вы не почитали нас, придет время, когда наш дивана превратит в хлев для осла твой золотой дворец».

Божественная воля! Во времена Мухаммад-хана, да освятит Аллах тайну его, [Уштур-]халифам доставил его величеству Мухаммад-хану грамоту [о вступлении] на путь истины, Ходжи Убайдаллаха тогда не было в живых. Его сыновей и родственников хан выслал в Хотан. [Уштур-]халифам вручил его величеству Мухаммад-хану грамоту [о вступлении] на путь истины и остановился в доме Убайдаллаха.

У Уштур-халифам, да будет над ним милость [Аллаха], был осел. Он привязал его (осла) в его (Убайдаллаха) лавке 40, а сам /л. 95б/ расположился в его дворце.

Во время [правления], Абд ал-Карим-хана его наместники обратились к его высокостепенству благочестивому [Ходже Исхаку] с просьбой: «Абд ал-Карим-хан не признает [Ходжу Исхака]; если бы [Ходжа Исхак] проклял [его] так, чтобы он был уничтожен и стерт с лица земли». Его высокостепенство сказал: «Хан — справедливый государь. Его святейшество пророк [Мухаммад], да благословит его Аллах и да приветствует, поучал: “Несовместимо с человеколюбием проклинать справедливого государя". Воспитать вместо него одного царя, уничтожить одного справедливого человека не подобает мусульманину. Потерпите и уповайте на святого и великого бога». Все наставники, словно полумертвые птицы, упали ниц.

Когда Уштур-халифам, да будет над ним милость [Аллаха], выезжал из своего вилайета, он ездил, сидя верхом на своем большом верховом животном [и] с большой палкой в руках. [198]

[Одним] из обычаев Уштур-халифам был следующий. Он садился верхом на это верховое животное, ехал, держа в руках ту палку, впереди и позади него шла большая толпа (приверженцев]. Всякий, кого он ударял, терял сознание, падал, а вставая, произносил: «Мой ходжа» — [и] становился (его] искренним другом.

У Уштур-халифам, да сделает Аллах благоухающей могилу его, было три сына. От [супруги его] Буби-Афак-Бубум было два сына: ходжа Сейид-Мухаммад-ходжа и Нур-Мухаммад-ходжа. У него был еще один сын, по имени Шир-Мухаммад-ходжа. Он родился от его наложницы и был известен под именем Ширка-ходжа.

/л. 96а/ Ходжа Сейид Мухаммад, да будет милость (Аллаха] над ним, известен как Ходжаси-халифам.

Нур-Мухаммад-ходжа во время [правления] Афак-ходжи вместе с Мирзой Алишер-беком погиб мученической смертью от руки киргиза и прославился как Шахид-ходжа.

Уштур-халифам жил до 80 лет...

Передав священную цепь [духовной преемственности] благочестивому Шади-ходжаму, да освятит Аллах тайну его, да помилует его Аллах, да благословит его, он переселился из бренного мира в вечную обитель.

Аллах лучше знает истину.

(пер. М. А. Салахетдиновой)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории киргизов и Киргизии, Вып. 1. М. Наука. 1973

© текст - Салахетдинова М. А. 1973
© сетевая версия - Тhietmar. 2002
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1973

Самый удобный сайт с текстами песен.